Аватар Multik

Автор:


4955

ВЕРШИНЫ КАМЕННОГО ПОЯСА. Названия гор Урала.

15 ноября 2012, 17:50 | Альпинизм Автор: Multik

СЕВЕРНЫЙ УРАЛ (64º00'—58º45' с. ш.)

Почти на 600 км протянулся по меридиану Северный Урал, то сужаясь, то достигая по широте чуть ли не 200 км. Эта огромная горная страна начинается на севере от широтного участка течения реки Щугор мощным хребтом Тэл-Поз-Из с максимальной для Северного Урала высотой 1617 м. Южная граница Северного Урала менее определенна: ее проводят то по горе Косьвинский Камень, то южнее — по горе Ослянка, то еще дальше к югу — у горы Качканар. Последнее, наверно, правильнее, так как именно горой Качканар (878 м) заканчивается полоса высокогорий и начинается Средний Урал, который нигде не достигает высоты 800 м.

По водораздельному хребту Северного Урала проходит граница сперва между Коми АССР и Ханты-Мансийским автономным округом Тюменской области, а затем — между Пермской и Свердловской областями (кроме крайнего юга, где верховья Косьвы, левого притока Камы, отнесены к Свердловской области).

Северный Урал ниже Приполярного, хотя и здесь много гор с высотой более 1000 м. В большинстве случаев они характеризуются сглаженными формами, платообразны и легко доступны. Вдоль западного склона Северного Урала проходит длинная предгорная полоса, которая и в словаре выделена в отдельный оронимический регион. Восточные склоны Северного Урала резко обрываются к Западно-Сибирской равнине, здесь нет заметных предгорий, только кое-где проходят длинные полосы низких увалов с высотами порядка 150—200 м над уровнем моря. Еще Е. С. Федоров в конце XIX в. выделил Верхне-Вольинские увалы на водоразделе Ляпина и Вольи, притоков Северной Сось-вы, и Средне-Сосьвинские увалы между Вольей и Няй-сом, южное продолжение которых между Леплей и Тапсуем было названо увалами (первоначально — горами) Северной Экспедиции.

Самой высокой из возвышенностей, примыкающих к Уралу с востока, является Люлинг-Вор на правом берегу Северной Сосьвы (до 301 м). В переводе с мансийского языка Люлинг-Вор — «Высокий лес». Эта возвышенность протянулась с СЗ на ЮВ от устья Ляпина к верховьям Малой Сосьвы более чем на 250 км. Е. С. Федоров называл ее Нижне-Сосьвинскими увалами.

Собственно, Уральский хребет на территории Северного Урала разделен в словаре на пять оронимиче-ских регионов: западная часть от широтного участка течения реки Щугор до горы Торре-Порре-Из, восточная часть от широтного участка течения реки Щугор до горы Кос-Из, горы от верховий реки Няйс до хребта Молебный Камень, западная часть от хребта Молебный Камень до хребта Басеги, включая предгорья, восточная часть от верховьев реки Ивдель до горы Качканар. Оронимическая группировка в данном случае только частично совпадает с орографической, так как орографическая схема громадного по протяженности Северного Урала отличается большой сложностью.

В оронимии Северного Урала господствуют названия из языков манси и коми. Водораздельный хребет издавна был условной границей между зонами хозяйственных интересов, и это нашло свое отражение у манси в противопоставлении Манъсипал-Нёр — Саранпал-Нёр, то есть «Мансийского (восточного) Урала» — «Зырянскому (западному) Уралу». Мансийская и коми оро-нимия соответственно тяготеют к восточному и западному склонам Урала, хотя это распределение отнюдь не абсолютно, а большинство гор на водораздельном хребте имеет по два названия — мансийское и коми. Ненецкие оронимы отмечены в небольшом количестве преимущественно на Крайнем Севере, но, как и на территории Полярног© и Приполярного Урала, на Северном Урале есть гибридные названия, в частности ненецко-мансийские. Это доказывает, что раньше и на Северном Урале господствовала ненецкая оронимия, о чем в свое время писал А. Регули в письме академику П. И. Кеп-пену. В южной части Северного Урала преобладают русские названия гор, встречаются также обрусевшие коми-пермяцкие (коми-язьвинские) и мансийские оронимы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Западные предгорья между широтным участком течения реки Щугор и верховьями Вишеры и Колвы

 

Овин-Парма

возвышенность, протянувшаяся на 50 км в меридиональном направлении между Щугором и верховьями реки Подчерем.

Название, если судить по термину парма — «возвышенность, покрытая еловым лесом», по происхождению связано с коми языком, но первый компонент, очевидно,— русское слово овин, усвоенное и местными коми. Правда, для обозначения понятия «овин» в коми языке служит другое слово — рыныш, но в верхне-сысольском диалекте коми языка известно слово овин, заимствованное из русского. Возможно, что это русское слово проникло и в речь печорских коми.

Б. В. Безсонов пишет: «Овин-Парма называется так потому, что тут на середине реки торчит огромный камень, остаток разрушенного рекой кряжа, напоминающий видом своим овин».

Самая северная сопка Овин-Пармы, ближайшая к реке Щугор, в различных источниках именуется Подче-чук, Подше-чук, Пыче-чук, что в переводе с коми языка означает «Бабушкин холм» (коми пöч, пöчö — «бабушка», чук — «небольшая возвышенность», «холм», «бугор»).

 

 

 

 

 

 

 

 

Ыджид-Парм

, возвышенность, идущая с С на Ю и образующая западные предгорья Северного Урала между реками Подчерем и Илыч. Это кряж длиною до 140 км, поросший густым хвойным лесом, над которым поднимаются каменные вершины.

Коми ыджыд — «большой», парма — «возвышенность, покрытая еловым лесом», то есть «Большая Парма», «Великая Парма».

 

 

 

 

 

 

 

 

Тима-Из

наиболее значительная вершина Ыджид-Пармы (693 м), находящаяся на ее северном конце на левом берегу реки Подчерем. Севернее Тима-Иза в Подчерем впадает слева река Тименка.

В переводе на русский язык Тима-Из означает «Тимофеев Камень» (коми Тима заимствовано из русского языка, в котором имя Тима — производное от Тимофей, из — «камень», «гора», «хребет»).

 

 

 

 

 

 

 

 

Ёсь-Из

в некоторых источниках Иосиз, гора на левом берегу реки Подчерем южнее возвышенности Овин-Парма. А. И. Туркин переводит это название «Остроконечная гора», так как в языке коми ёсь — «острый», «остроконечный», из — «гора».

В. А. Варсанофьева приводит мансийское название этой горы Полимбо-Нёр, но оно пока не поддается толкованию. Возможно, топоним записан неточно или же перед нами освоенное манси более древнее — ненецкое — название.

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэрыс-Парма

гора между Илычем и Ыджид-Пар-мой в верховьях правого притока Илыча реки Испе-редъю. Коми норыс — «небольшая возвышенность», «холм», парма — «возвышенность, покрытая еловым лесом», то есть Нэрыс-Парма — «Парма с небольшой возвышенностью».

Эбель-Из, или Олыс-Саранпал-Нёр

хребет на правом берегу Илыча в 30 км к ЮЮВ от Нэрыс-Пармы, протянувшийся с С на Ю на 20 км между Лопъю и Косъю, правыми притоками Илыча. Мансийское название Олыс-Саранпал-Нёр переводится как «Илычский зырянский Урал», что точно соответствует расположению хребта. Коми называют этот хребет Эбель-Из, однако компонент Эбель объяснить пока не удалось.

Валган-Чугра

меридиональная возвышенность на правом берегу Илыча, к ЮВ от хребта Эбель-Из.

В. А. Варсанофьева указывает, что Валган-Чугра получила название от шумного Валганъёля, берущего начало на этой возвышенности и впадающего в реку Илыч. Правда, она допустила неточность, утверждая, что слово валган в коми языке — «вал, «волна», фактически его надо переводить «говорящий», «болтающий громко и без умолку». Так как ёль в языке коми «лесная речка, ручей», Валганъёль — «Говорливый ручей» или «Шумный ручей». Это название, следовательно, ближайший родич таких очень многочисленных русских топонимов, как Гремиха, Шумиха, Говоруха, Брякунец, Болтун и им подобных.

Слово чугра в печорском диалекте коми языка обозначает сравнительно невысокую возвышенность, покрытую лесом.

 

 

 

 

 

 

 

 

Высокая Парма

возвышенность, идущая параллельно хребтам Северного Урала с С на Ю, образующая западные предгорья между Илычем и верховьями Колвы. Этот кряж протянулся в длину на 140 км.

В. А. Варсанофьева объединяет Высокую Парму с Ыджид-Пармой. В этом случае длина Ыджид-Пармы с С на Ю примерно 280 км.

На возникновение топонима Высокая Парма мог повлиять топоним Ыджид-Парма — «Большая Парма», «Великая Парма». Если эти названия не связаны, значит, топоним Высокая Парма возник самостоятельно у русского населения верхнепечорских и верхнеколвинских деревень.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ангкрип-Нёр

гора в верховьях реки Шежимъю (левый приток Илыча) и Большой Порожней (правый приток Печоры) в 30 км на ЮЮВ от Эбель-Иза. Мансийское название Ангкрип-Нёр переводится «Перегородка-Камень» (ангкрип — «перегородка в мансийском доме») и, видимо, представляет собой метафору: на хребте, по свидетельству Д. Ф. Юрьева, много возвышений, сопок. Коми называют эту гору Шежим-Из, то есть «Шежимский Камень» (по реке Шежимъю).

Манзские Болваны

в местном произношении также Манзские Балбаны, невысокая возвышенность на правом берегу Печоры против устья реки Елмы, левого притока. Иногда — Большие Манзские Болваны, в отличие от Малых Манзских Болванов, небольшой возвышенности на левом берегу Печоры.

Манзский — прилагательное от манзы, широко распространенной среди старожильческого русского населения формы этнонима манси, сохранившейся и в целом ряде других названий Припечорья: Манзский Луг, Манзская Пещера, река Манзская Волосница и т. д. Болванами (болбанами) на Северном Урале обычно называются высокие каменные столбы (см. Болвано-Из). Возможно, и в этом случае на сопках есть скалы-останцы, если только под «болванами» не подразумеваются сами сопки. По некоторым данным, здесь когда-то было мансийское капище.

 

 

 

 

 

 

 

 

Евтропины Носки

лесистая гряда на левобережье Уньи к В от Высокой Пармы. Здесь же слева в Унью впадает Евтропина речка, против которой на правом берегу находится Евтропин лог. В. А. Варсанофьева пишет, что это название было дано «в память дедушки Евтропа, богатого жителя с Колвы, приезжавшего неводить на Унью лет полтораста тому назад, когда тут не было ни одного селения».

Необходимо еще добавить, что носки — производное от русского диалектного нос — «мыс», «отрог», то есть «мысы», «отроги».

 

 

 

 

 

 

 

 

Колвинский Камень

меридионально вытянутая возвышенность, на которой берут начало реки Колва (крупный правый приток Вишеры), Лыпья (правый приток Вишеры), Кисунья (левый приток Уньи). Название дано по реке Колва.

 

Западная часть от широтного участка течения реки Щугор до горы Торре-Порре-Из 

 

Тэл-Поз-Из

наиболее значительная вершина Северного Урала (1617 м). Находится близ условной границы Северного Урала с Приполярным на левом берегу Щугора. Название в переводе с языка коми означает «Гора гнезда ветров» (из — «камень», «гора», «хребет», поэ — «гнездо», тол — «ветер»). На русский язык обычно переводят просто «Гнездо ветров». Это образное название: район Тзл-Поз-Иза известен плохой погодой — с вершины горы часто дуют свирепые ветры, несущие облака, дождь или снег.

По записям А. Регули, эта гора по-ненецки называется Нэ-Хэхэ — «Женщина-идол», «Баба-идол». Ее мансийское название Нэ-Пупыг-Нёр, или Нэ-Пупыг-Ур рассматривается как перевод с ненецкого, так как значит «Гора бабы-идола». Э. К. Гофман приводит мансийскую легенду о том, что бог превратил в каменного идола женщину, которая во всем противоречила мужу, и запретил манси подниматься на эту вершину: «если кто осмелится это сделать, то поднимется такая буря, что смельчак как раз полетит в пропасть». Коми, по сообщению краеведа П. А. Сорокина, тоже считают, что на вершину Тэл-Поз-Иза никто не может подняться, так как в этой горе живет бог Шуа, или Войпель, бог ветра и холода, который не любит шума и не позволяет людям врываться в свое жилище. На одной из вершин Тэл-Поз-Иза якобы есть следы громадных ног. Эти следы приписываются богу Шуа. Проходя через Урал мимо Тэл-Поз-Иза, коми стараются не шуметь. Если Шуа «услышит шум, то поднимется страшный ветер, снег, и люди должны погибнуть, или же превращаются в камень». Так, в форме легенды давался совет оленеводам держаться подальше от этой опасной горы.

Некоторые исследователи считают, что гора Столп, о которой рассказывал русский полководец XV—XVI вв. князь Семен Курбский,— Тэл-Поз-Из, но это предположение трудно доказать.

По горе Тэл-Поз-Из меридионально вытянутую горную цепь, начинающуюся у левого берега реки Щугор и идущую к вершине реки Подчерем, часто именуют Тельпосской цепью или Тельпосским, точнее — Тэл-позским хребтом, хотя, по свидетельству Е. Д. Сошки-ной, коми называют Тэл-Поз-Изом только северную наиболее высокую часть хребта, остальную же зовут Сёд-Из — «Черный  хребет»  (коми  сьбд — «черный»}.

Порог-Из, хребет на левом берегу Щугора к В от горы Тэл-Поз-Из.

Русское слово порог употребительно и в коми языке, отсюда значение «Порожный Камень». Хребет находится против самого грозного из щугорских порогов.

Мансийское название этого хребта в трудах экспедиции Э. К. Гофмана засвидетельствовано в формах Удти, Удти-Нер, Уодти-Нёр, Уойти-Нёр, на современных картах обычно хребет Ууты. Так как он не находит удовлетворительного объяснения в мансийском языке, можно думать о том, что перед нами более древнее ненецкое название, усвоенное манси.

 

 

 

 

 

 

 

 

Шахтар-Орнар

гора на левом берегу Щугора, примыкающая с СВ к Порог-Изу.

Название сильно искажено, но есть обстоятельство, помогающее раскрыть его значение. Некоторые исследователи называют гору Шахтар-Орнырт. Это позволяет восстановить ороним в виде Шактар-Орд-Нырд и перевести его из коми языка «Отрог у древесного хлама» (шактар — «древесный хлам», «сор», «накипь», орд — послелог со значением «у», «при», нырд — «возвышенность в излучине реки», «отрог»). Смысл названия, очевидно, в том, что около этой горы Щугор наносит на берега много древесного хлама и пены.

 

 

 

 

 

 

 

 

Яныг-Туйт-Нёр

гора на Тэлпозском хребте в 6 км к Ю от Тэл-Поз-Иза. В переводе с мансийского — «Большой Снежный Камень» (яныг — «большой», туйт — «снег»).

Хальмер-Сале

гора на Тэлпозском хребте в 13 км к Ю от Тэл-Поз-Иза в вершине левого притока Щугора реки Хальмеръя.

Название ненецкого происхождения, означающее в переводе «Отрог (мыс) покойника» (хальмер — «покойник», саля — «мыс», «отрог», в русской передаче — сале, ср. Салехард и ненецкое Саля харад). Э. К. Гофман и Д. Ф. Юрьев приводят в мансийском оформлении — Хальмер-сале-урр (мансийское ур — «гора, хребет, обычно покрытые лесом»).

 

 

 

 

 

 

 

 

Хора-Из

гора (1326 м) на Тэлпозском хребте в 18 км южнее горы Тэл-Поз-Из.

Название из языка коми: в ижемском диалекте хора — «олений бык в возрасте свыше двух лет», из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Олений Камень» или, точнее, «Камень оленя-быка». Название, как и многие другие оронимы Северного Урала, связано с оленеводческим бытом северных народов.

 

 

 

 

 

 

 

 

Осся-Ур

гора в 5 км к ЮЮЗ от Хора-Иза. Мансийское название, означающее «Узкая гора» (осься — «узкий»).

Туйтым-Нёр

точнее Туйтынг-Нёр, хребет, идущий к Ю от Хора-Иза, южное продолжение Тэлпозского хребта. Длина — 25 км. Мансийское туйтынг — «снежный», следовательно, Туйтынг-Нёр — «Снежный Камень».

Мирон-Вань-Нёр

гора в верховьях реки Подче-рем в 30 км на ЮЮЗ от горы Хора-Из.

Скорее всего, гибридный ороним, в котором личное имя Мирон-Вань — «Иван Миронович» восходит к языку коми, а географический термин нёр — «каменная гора», «хребет» — к мансийскому языку.

 

 

 

 

 

 

 

 

Пырва

гора в верховье реки Подчерем на водоразделе между Подчеремом и Щугором в 10 км на ВЮВ от горы Мирон-Вань-Нёр. В книге Гофмана засвидетельствованы более полные и точные мансийские формы Пирва-Тумп и Пирва-Ур, которые переводятся «Чирковая гора» (мансийское пирва — «чирок, вид утки»).

Пеленёр

гора в 17 км к ЮЗ от Пырвы, разделяющая верховья Подчерема и Щугора (1075 м). А. И. Тур-кин приводит это название на языке коми в форме Пбльбнёр, переводя его «Гора-старик». Действительно, слово пöльö в коми языке имеет значение «старик», «дед», а мансийский географический термин нёр — «каменный хребет», «каменная гора». Есть, однако, основания считать, что коми пбльб появилось в результате народно-этимологической переработки мансийского или ненецкого слова.

Дело в том, что Регули называет эту вершину Па-лянг (со звуком а в первом слоге, промежуточным между а и э), а в трудах экспедиции Гофмана фигурирует Палянг-Ур. В мансийском языке есть слова паль — «густой (о лесе)» и янгк — «болото», поэтому ороним без труда переводится «Гора с болотом, поросшим густым лесом», однако такое название несколько странно для высокого каменного хребта. Значит, и в этом случае возможна народная этимология. Наиболее вероятный источник оронима ненецкое пэлянг — «каменистый.

 

 

 

 

 

 

 

 

Тондер

гора в 10 км к ЮВ от Пеленёра в вершине реки Понъя (Понъю), левого притока Щугора, на водоразделе бассейнов Щугора и Кожимъю. Это название объясняется из коми тёньдер — «дощатая спинка ездовой нарты», или ненецкого тёндер — «передок и спинка ездовой нарты» (ср. на Приполярном Урале Малый и Большой Чёндер, а также Тёньдер-Из). Краевед-этнограф И. Н. Глушков приводит мансийскую форму, но с той же коми или ненецкой огласовкой (Тöндр-Нёр). В трудах Гофмана и Юрьева воспроизведено чисто мансийское звучание Тюндер-ур (Тюндер), ср. мансийское тюнтер — «часть нарты».

Пон-Из

, гора в 5 км к В от Тондера на правом берегу реки Понъя. В переводе с языка коми — «Собачий Камень» (ср. такое же название на Приполярном Урале). В гидрониме вместо коми ю — «река» фигурирует мансийское я — «река», однако А. Н. Алешковым засвидетельствована форма Понъю — «Собачья река». Что первично — название реки или горы — судить трудно.

Саран-Из

хребет между верховьями рек Щугор и Понъя, непосредственно к Ю от горы Пон-Из.

В мансийском языке саран — зырянин, географический термин из — калька мансийского нёр — «каменная гора», «хребет». Перевод — «Зырянский Камень».

 

 

 

 

 

 

 

 

Ангквал-Суп-Нёл

гора в самой вершине Щугора в 5 км к В от хребта Саран-Из.

Мансийское нёл — «отрог», суп — «половина», анг-квал — «столб», «пень», т е. «Отрог с половиной столба (пня)»

 

 

 

 

 

 

 

 

Кожим-Из

гора (1195 м) в верховьях левого притока Илыча реки Кожимъю. В коми языке — Кожим-Из, Кожимъю, то есть «Кожимская гора», «Река Ко-жим» Таким образом, гора получила название по реке. Ср. Кожим-Из и река Кожим (коми Кожим) на Приполярном Урале, где произошел такой же перенос. В материалах экспедиции Гофмана и других источниках XIX в. обыкновенно Кожем-Из и Кожем-Ю. Мансийское название Лу няр впервые засвидетельствовано на карте Регули. По свидетельствам В. А. Варса-нофьевой, ссылающейся на местных «остяков», Лу-Нёр (точнее, Лув-Нёр) — «Лошадь-гора». Это название относится к серии мансийских оронимов, связанных с культом коня.

Макар-Из

гора в верховьях реки Кожимъю в 9 км к ЮВ от Кожим-Иза.

Название из языка коми: Макар — личное имя, заимствованное из русского языка, из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Макаров Камень».

 

 

 

 

 

 

 

 

Кычиль-Из

гора непосредственно к Ю от Кожим-Иза в 12 км к В от места впадения Кожимъю в Илыч. На этой горе берет начало река Кычилья (точнее, вероятно, Кычилью), правый приток Пирсъю.

Название Кычиль-Из объясняется из коми языка, где кытшыль (ижемское и печорское) — «изгиб», «поворот», «излучина реки», а из — «камень», «гора», «хребет», следовательно, Кытшыль-Из — «Гора, где излучина». Правда, трудно понять, об излучине какой реки идет речь,— Илыча, Пирсъю или Кычильи. Открытым является также вопрос о том, что первично — ороним или гидроним.

Мансийское название этой горы, по В. А. Варсано-фьевой, Актас-Люль-Нер, точнее Ахвтас-Люль-Нёр, то есть «Каменный плохой Камень». Варсанофьева приводит очень интересное объяснение причины появления такого названия: «Свое название Актас-Люль-Нер, т. е. «гора дурного камня», этот массив получил только потому, что в пределах его имеют широкое развитие сланцы, которые при выветривании дают плоские глыбы. В россыпях на вершине эти плоские глыбы часто стоят на ребре и очень обдирают полозья нарт при переезде на оленях через вершину Актас-Люль-Нера».

 

 

 

 

 

 

 

 

Пут-Тартум-Я-Нёр(Пут-Тартум-Я-Тумп)

гора на правом берегу Пирсъю к Ю от Макар-Иза.

Мансийское название означает «Камень реки пущенного горшка» (пут — «горшок», тартангкве — «пустить», я — «река»). Речка с этим названием впадает рядом в Пирсъю.

В. А. Варсанофьева приводит красивую легенду: «У края ущелья был однажды поставлен чум богатого оленщика. Хозяин и работник ушли собирать оленей, и дома осталась одна старушка-мать. Вдруг слышит она шум и, выйдя из чума, видит быстро мчащихся на нартах разбойников. Не потеряв присутствия духа, старушка схватила старый молочный горшок и, подбежав к обрыву ущелья, покатила его по крутому склону, громко крича, как будто для предупреждения своего сына, находящегося внизу. Разбойники, плохо знакомые с местностью, во весь дух пустили оленей по следу катившегося горшка и все погибли, сорвавшись в ущелье с крутого склона».

Коми называют речку Елперчукъёль, гору — Ел-Перчук-Ёль-Из. Как переводит А. И. Туркин, Ел-Перчук-Ёль — «Речка Порфирия Елисеевича» (Ел — Елисей, Перчук — Порфирий). Ел-Перчук-Ёль-Из — «Камень речки Порфирия Елисеевича».

 

 

 

 

 

 

 

 

Щука-Ёль-Из

хребет к Ю от массивов Кожим-Из и Кычиль-Из, вытянутый более чем на 20 км с С на Ю между левыми притоками Илыча — Пирсъю и Укъю. Мансийское название хребта, записанное В. А. Варса-нофьевой,— Яны-Хамбу-Нёр, но нет уверенности в том, что оно точно. Известна и сокращенная форма Яны-Хамбо.

Коми название Щука-Ёль-Из дано по речке Щука-Ель («Щучий ручей»), гибридному гидрониму, состоящему из сочетания русского слова щука с географическим термином ёль — «лесной ручей» из языка коми. Оро-ним переводится «Хребет Щука-Ёль» или «Хребет Щучьего ручья». Речка Щука-Ёль — левый приток Илыча, берущий начало на этом хребте.

По материалам Варсанофьевой, орографические объекты, обозначаемые коми названием Щука-Ёль-Из и мансийским Яны-Хамбу-Нёр, не совсем сопадают Коми различают северную часть хребта — Тумбал-Из и южную — собственно Щука-Ёль-Из, а самый южный — невысокий конец хребта, примыкающий к берегам Укъю с севера, называют Парус-Из, очевидно, по ручью Парус-Ель, правому притоку Укъю. По Е. С. Федорову хребет Яны-Хамбу-Нёр называется также Хамбу-Ур или Яны-Хангам-Ур.

Мансийское название Яны-Хамбу-Нёр Варсанофьева переводит «Большая самоедская гора», однако нам неизвестно мансийское слово хамбу со значением «самоед (ненец)». Этноним ненец по-мансийски ёрн. Возможно, что название является мансийской переработкой ненецкого оронима (хамба по-ненецки «волна»), тем более, что известен вариант Яны-Хумб-Нёр (ср. мансийское хумп — «волна» и ороним Кумба на Северном Урале).

 

 

 

 

 

 

 

 

Листовка-Ёль

наиболее значительная вершина на хребте Щука-Ёль-Из (1095 м), расположенная в центральной части хребта. Гора названа по ручью Листовка-Ель: коми ёль — «ручей», а слово листовка обозначает какой-то вид растительности или сена; оно заимствовано коми языком из русского, ср. в словаре В. И. Даля — листовка — «водянка, водица, ягодница со смородинным листом» и т. п.

Нерим-Из

горный хребет широтного направления между реками Укъю и Неримъю юго-восточнее хребта Щука-Ёль-Из и севернее горы Сотчем-Ёль-Из. Скорее всего, название хребта образовано от наименования реки  Неримъю,  левого  притока  Укъю.  В  различных письменных источниках приводится и мансийское название хребта Ян-Хартумп, то есть, видимо, Яныг-Хар-Тумп — «Большая оленья (бычья) гора», или «Гора большого  оленя-быка».

Сотчем-Ёль-Из

(1040 м), гора на левобережье Илыча между верховьями Неримъю, притока Укъю, и Ичет-Ляги, левого притока Илыча. В переводе с коми языка — «Гора Горелого ручья» (коми сотчöм, сотчем — «горелый», ёль — «ручей», из — «камень», «гора», «хребет»). Ботаник В. С. Говорухин, обследовавший эти места, пишет: «Вся окрестность Шантым-Прилука, расположенного по берегам ручья Большого Сотчем-Ибля в виду горной вершины Сотчем-Иöль-Из, некогда (около 100 лет тому назад) совершенно выгорела, вследствие чего и явились такие несколько странные зырянские имена, как «Сгоревший ручей», «Горевшая гора».

В. А. Варсанофьева приводит и объясняет мансийское название этой горы Савконёр — «Гора Савки», оленевода, постоянно стоявшего на этой горе. Следует уточнить, что мансийское название должно иметь вид Савка-Нёр, так как заимстваванное из русского языка личное имя, производное от Савва, Савватий, Савелий и некоторых других антропонимов, в мансийском языке имеет форму Савка.

 

 

 

 

 

 

 

 

Торре-Порре-Из

отдельная гора на западном склоне Урала в верховьях левого притока Илыча реки Ичет-Ляга в 20 км на ЮЮВ от горы Сотчем-Ёль-Из.

Гора Торре-Порре-Из является одним из самых замечательных памятников природы на Северном Урале: на ее платообразной вершине множество скал причудливой формы. Вот как описывает Торре-Порре-Из В. А. Варсанофьева: «Вершина Торре-Порре в северной части кряжа представляет собою постепенно понижающееся к югу плато, на поверхности которого расположен  целый  город  с  причудливыми  каменными постройками и развалинами... По западному, круто обрывающемуся краю высятся отвесные стены, увенчанные зубцами и большими «сторожевыми башнями». У северного края плато, там, где находится наиболее возвышенный пункт хребта, поднимаются расчлененные скалы в виде массивных стен и башен. Самые живописные участки фантастического города с его храмами, памятниками и дворцами расположены в средней и южной части плато».

Мансийское название этой оригинальной вершины — Мунинг-Тумп или Монинг-Тумп, в котором мунинг — прилагательное, образованное от слова муни (мони) — «скала-останец» (ср. Мунинг-Тумп в верховьях Вишеры), следовательно, в переводе с мансийского «Отдельная гора со скалами-останцами» (у Варсанофьевой — «Гора столбов или развалин»). Напротив, коми название Торре-Порре-Из весьма трудно для объяснения, поскольку соответствующих слов торре и порре нет в самых полных словарях коми языка.

Пожалуй, в этих «рифмованных» звуковых комплексах можно видеть изобразительный прием для передачи удивления или недоумения при характеристике такого явления природы, для которого обычные человеческие слова недостаточны. О том, что подобные выразительные средства есть в коми языке, свидетельствуют следующие «рифмованные» парные слова: рува-дува — «с норовом», «с характером», шунды-мунды, шунды-кунды, шундры-мундры — «барахло», шыльльб-мыльльо, кильльб-мыльльо, лешки-плешки — «мелочь», и очень похожее на торре-порре сочетание тырри-барри сёрнитны — «болтать о чем-либо». Есть такие выражения и в топонимии: одна из вершин на хребте Кваркуш называется Тара-Бара-Мык, впрочем, может быть не без влияния русского тары-бары.

Другую версию находим в статье Ф. Шиллингера «Торре-Порре-Из  и  Болвано-Из»  («Охрана  природы», 1930, № 1). Он пишет, что в переводе с языка коми Торре-Порре-Из, «насколько удалось выяснить, обозначает как будто бы «торцовое труднопроходимое место с препятствиями и нагромождениями». Близкое по смыслу толкование находим и у В. С. Говорухина — «Неровный Камень». А. И. Туркин думает, что загадочное Торре-Порре-Из — искаженное Торпыриг-Из (тор-пыриг в языке коми «осколки», «обломки»). Может быть, он и прав, и тогда перед нами поразительный случай превращения обычного «прозаического» названия в непонятный, но выразительный повтор. Заметим, однако, что все ранние фиксации в пользу первой версии: Торре-Порре (П. И. Крузенштерн и А. Регули), Торы-Поры (Э. К. Гофман).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Восточная часть от широтного участка течения реки Щугор до горы Кос-Из

 

Сомъях-Нёр

хребет меридионального направления на правом берегу реки Щугор в 20 км к В от горы Тэл-Поз-Из. В картографических источниках и научных публикациях также Сумьяхнёр, Сумахнёр, Суммахнёр, Суомьях-нер и др. Мансийское сомъях — «амбар», нёр — «каменная гора», «хребет», то есть «Амбар-Камень», или «Амбарный Камень». Ср. Сомъях-Нёл.

Хора-Сюр

гора в междуречье Большой Турупъи и Туяхланьи, левых притоков Ятрии, в 45 км к В от горы Тэл-Поз-Из.

Коми-ижемское хора — «олений бык в возрасте свыше двух лет», сюр — «рог», следовательно, «Олений (бычий) рог». Название дано явно по форме горы, напоминающей изогнутый олений рог, да еще и с небольшим отростком.

 

 

 

 

 

 

 

 

Састум-Нёр

в источниках XIX—XX вв. Састем-Нер, Састем-Ньер, Состем-Нер, Састемнёр, хребет меридионального направления на правом берегу реки Щугор между хребтами Сомъях-Нёр и Хоса-Нёр. Северо-восточнее Састум-Нёра берет начало Волья, крупный приток Северной Сосьвы. В мансийском языке састум — «гладкий», «ровный», следовательно, Састум-Нёр — «Гладкий Камень», «Ровный Камень».

Тэпынг-Тумп

гора в 5 км к В от северного конца Састум-Нёра. Мансийское тэп — «корм», тэпынг — «кормовой», т. е. «Кормовая гора».

Хоса-Нёр

также Хоса-Ялпынг-Нёр, хребет до 40 км длиной, идущий в меридиональном направлении по правобережью Щугора к югу от истоков Вольи и хребта Састум-Нёр. В некоторых источниках — Хосанёрский хребет.

В переводе с мансийского — «Длинный Камень», «Длинный Святой Камень» («Длинный Молебный Камень»).

 

 

 

 

 

 

 

 

Нёр-Ойка

также Ойка-Нёр, гора (936 м) между верховьями рек Яныг-Манья и Толья, правых притоков Вольи. В переводе с мансийского — «Хозяин гор», «Старик Урал». Один из мансийских «нёроек», полный титул которого Волья-Талях-Нёр-Ойка, то есть «Хозяин гор в верховьях Вольи».

Ярута

гора между верховьями Щугора и Тольи в 12 км на ЗЮЗ от Нёр-Ойки. В источниках XIX в. также Ярута-Ур, Яруте-Урр, Ярут-Ур. См. Ярота (Приполярный Урал).

Молид-Из

гора в вершине реки Пирсъю в 15 км к ЮЮЗ от горы Ярута. В переводе с коми языка — «Гладкая гора», «Ровная гора» (коми мольыд — «гладкий», «ровный», из — «камень», «гора», «хребет»).

Ыджид-Из

гора к Ю от Молид-Иза в 9 км от истока реки Няйс. Коми ыджыд — «большой», т. е. Ыджыд-Из — «Большой Камень».

Турман-Нёр

гора в вершине реки Няйс. Название мансийского происхождения и означает в переводе «Темный Камень». Зафиксирован и другой вариант названия — Турман-Нёл — «Темный Нос», «Темный отрог».

Сяньки-Хусап

гора на северном конце хребта Мань-Хамбо между верховьями рек Мань-Няйс и Пир-съю, левого притока Илыча. В мансийском языке санг-ки — «утка-чернядь», хусап — «коробка» (в переносном смысле — «гнездо»), поэтому возможен перевод «Гнездо черняди». Это название нужно рассматривать в том же плане, что и Лунт-Хусап — «Гусиное гнездо» (см. Отортен). Непонятно, однако, смягчение в картографической форме (Сяньки вместо Сангки). Впрочем, у Д. Ф. Юрьева — Саньки-чяхль, так что форма Сяньки-Хусап скорее всего неточна.

Мань-Хамбо

иногда Мань-Хамба, хребет между верховьями рек Няйс и Укъю, протянувшийся в меридиональном направлении примерно на 20 км.

Д.Ф. Юрьев называет этот хребет Хамбу-урр или Укъюиз (по реке Укъю), поскольку на нем начинаются северные истоки Укъю.

В трудах исследователей XIX — начала XX в. Мань-Хамбо именуется также Хангам-Ур, Мань-Хангам-Ур, Мань-Ханхам-Нёр, причем В. А. Варсанофьева приводит перевод последнего с мансийского языка «Гора, мало поднимающаяся вверх». Название Мань-Ханхам-Нёр действительно можно сравнить с мансийским глаголом хангхунгкве «взобраться», «влезть» и прилагательным мань — «малый». Компонент Хамбо, Хамбу скорее всего ненецкого происхождения, об этом см. Щука-Ёль-Из.

Возможно, мансийский топоним Мань-Ханхам-Нёр относится к южной части массива Мань-Хамбо, которая намного ниже северной.

 

 

 

 

 

 

 

 

Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп и Мань-Хап-Хартнэ-Тумп

две горы в верховьях реки Мань-Няйс к ЮВ от хребта Мань-Хамбо. Здесь в древности был волок с Илыча (по реке Укъю) на Няйс (через Мань-Няйс). В источниках XIX в.— Капкартнетумп, Габгартне-Тумп, Хаб-хартне-Тумп, на современных картах — ошибочные формы Яны-Хапхартуйтумп, Мань-Хапхартуйтумп.

В переводе с мансийского языка — «Большая гора, где перетаскивают лодки» и «Малая гора, где перетаскивают лодки».

Еще две горы с точно такими же названиями Яныг-Хап-Хартнз-Тумп и Мань-Хап-Хартнэ-Тумп находятся значительно южнее, к СВ от хребта Мартай, где тоже проходил старый «чрезкаменный» путь с Вишеры (по Вёлсу и его притокам) на Лозьву.

 

 

 

 

 

 

 

 

Халь-Тумп

гора в истоке реки Укъю в 8 км к ЮВ от горы Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп. В мансийском языке халь — «береза», следовательно, Халь-Тумп — «Березовая гора».

Яны-Янг-Тумп и Мань-Янг-Тумп

две горы в верховье реки Ёвтынгъя в 16—18 км к Ю от горы Халь-Тумп. В. А. Варсанофьева переводит «Ледяная гора», следовательно, точные мансийские формы Яныг-Янгк-Тумп — «Большая ледяная гэра» и Мань-Янгк-Тумп — «Малая ледяная гора». Повод наименования не установлен.

Хурум-Поталы

гора в вершине Неримъю, левого притока Илыча к Ю от гор Мань-Янгк-Тумп и Яныг-Янгк-Тумп.

В мансийском языке хурум — «три», поталы — «шар», «комок», т. е. Хурум-Поталы — «Три комка», «Три шара». Известно соответствие в ижемском диалекте коми языка, где эта гора называется Куим-Чукар — «Три кучи», «Три груды». Возможно, название дано по деталям формы объекта.

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэйлен-Тумп

гора между верховьями рек Ичет-Ляга и Ыджид-Ляга (бассейн Илыча) в 20 км от горы Хурум-Поталы.

Несомненно мансийское название, которое, однако, сами манси не могут объяснить. Учитывая, что в мансийском языке звук «г» очень слабый и часто заменяется «й», можно рассматривать форму нэйлен (точнее, нэйлын) как причастие настоящего времени от глагола нэглунгкве (основа нэгл-, нэйл-) — «показаться», «появиться», ср. записанное венгерским путешественником Б. Мункачи выражение нэйлэнэ хотал — «восходящее солнце», но смысл такого названия непонятен. Ср., впрочем, Эли-Хотал-Эква-Нёл.

 

 

 

 

 

 

 

 

Кос-Из

гора к Ю от Нэйлен-Тумпа на правобережье Ыджид-Ляги. В переводе с языка коми — «Сухая гора», «Сухой Камень». Мансийское название Тосам-Ахвтас-Нёр, или Тосам-Ахвтас-Тумп, Тосам-Ахвтас-Нёл, имеет тот же смысл — «Сухой каменный хребет», «Сухой каменный отрог».

 

Горы от верховий реки Няйс до хребта Молебный Камень

 

Нягысь-Талях-Ялпынг-Нёр

группа «островных» гор в верховьях Няйса и Няйс-Маньи. В переводе с мансийского — «Святой Урал (Камень) в вершине Няйса». Иногда — Ялпынг-Нёр, Нягысь-Ялпынг-Нёр. В эту группу входят гора Нягысь-Талях-Нёр-Ойка, иногда просто Нёр-Ойка или Ойка-Нёр (13 км к В от горы Халь-Тумп), то есть «Старик Урал (Камень) в вершине Няйса» и гора Эква-Нёр (9 км к В от горы Нёр-Ойка), или Нёр-Эква, Эква-Сяхл, то есть «Старуха-гора». Поскольку эта группа гор находится ближе к реке Няйс-Манья, ее еще называют Нягысь-Манья-Ялпынг-Нёр. Ср. Ялпынг-Нёр (Сосьвинский Ялпынг-Нёр). Пас-Нёр, хребет, идущий в направлении ССВ — ЮЮЗ между верховьями рек Няйс-Манья и Ёвтынгъя. В. А. Варсанофьева приводит толкование оронима Пас-Нёр из мансийского языка — «Гора-рукавица» (мансийское пасса — «рукавица», нёр — «каменная гора», «хребет»). Это объяснение не встретилось нам, однако, при опросе информантов-манси. Хотя и не очень уверенно, но они говорили о том, что слово пас в составе оронима имеет значение «предел», «рубеж», то есть Пас-Нёр — «Рубежный Камень», «Граничный Камень». Каким рубежом мог служить Пас-Нёр, пока установить не удалось. Возможно, что перед нами уже народная этимология, и первоначально название действительно означало «Гора-рукавица».

Самая значительная вершина хребта Пас-Нёр имеет очень интересное наименование, связанное с мансийским культом коня,— Пас-Нёр-Лув-Сыс-Хурип-Ломт, то есть «Часть Пас-Нёра, похожая на спину лошади».

 

 

 

 

 

 

 

 

Яныг-Кот-Нёр

также Яныг-Квот-Нёр, хребет длиной около 40 км между рекой Ёвтынгъя и верховьями реки Лопсия, идущий сперва с ССВ на ЮЮЗ, а затем — с С на Ю. Орографически расположен между хребтами Пас-Нёр и Мань-Кот-Нёр. Наибольшая высота—1126 м. Мансийское название переводится «Большой Кисовый хребет» (яныг — «большой», нёр — «каменная гора», «хребет», кот, квот — «кисы — шкура с ног оленя, лося, используемая, в частности, для изготовления кисовых лыж; обувь из этой шкуры»). Обе мансийские формы Яныг-Кот-Нёр и Яныг-Квот-Нёр сосуществуют, но еще в XIX в. на карте прочно закрепилась форма Яныг-Квот-Нёр, хотя вариант кот в устной речи встречается чаще. Коми, по данным В. А. Варсанофьевой, именуют этот хребет Петрушка-Из, то есть «Петрушкин Камень», впрочем, возможно, что так называется только самая высокая вершина хребта.

Несколько странное по своему значению название находит объяснение в мансийской мифологии: оказывается, при всемирном потопе сохранилась сухой лишь самая высокая вершина Яныг-Кот-Нёра, да и то величиной с кису оленя (ср. подобные рассказы о вершинах Отортена, Чистопа и других гор).

В письме венгерского путешественника А. Регули академику П. И. Кеппену утверждается, однако, что название Квот-Ньар (так у Регули) является переводом самоедского топонима Пеней-Пэ и что оба эти названия в переводе означают «Кисовый Камень» («кисы» по-ненецки пена, «камень» — пэ).

Это еще раз свидетельствует о том, что между мансийским и ненецким мифологическим восприятием Урала было много общего и что многие мансийские названия гор могут быть кальками ненецких.

 

 

 

 

 

 

 

 

Лопсия-Тумп или Лопсия-Талях-Тумп

гора в вершине реки Лопсия, левого притока Северной Сосьвы в 5 км к В от южной оконечности хребта Яныг-Кот-Нёр. В переводе с мансийского языка — «Гора в верховье Лопсии».

Мань-Кот-Нёр

также Мань-Квот-Нёр, хребет между верховьями Лопсии и Маньи, левых притоков Северной Сосьвы, южное продолжение хребта Яныг-Кот-Нёр. По данным Варсанофьевой, коми называют этот хребет Петрунь-Из (Петрунь — личное имя, производное от Петр). Мансийское название переводится «Малый Кисовый хребет» (подробнее см. Яныг-Кот-Нёр). Манси утверждают, что пространство величиной с оленьи кисы осталось незатопленным во время всемирного потопа и на вершине Мань-Кот-Нёра.

Юго-западный отрог этого хребта называется по-мансийски Ёрн-Эква-Нёл, то есть «Отрог ненецкой старухи». Здесь, по преданию, некогда умерла женщина-ненка.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ёвт-Хури

группа гор юго-восточнее хребта Мань-Кот-Нёр. Манси различают две смежных вершины — Яныг-Ёвт-Хури и Мань-Евт-Хури, то есть «Большую Ёвт-Хури» и «Малую Ёвт-Хури».

Мансийское ёвт — «лук (оружие)», хури — «изображение», «образ», то есть Ёвт-Хури — «Изображение лука», «Похожая на лук». Смысл метафоры проясняется, если посмотреть на Яныг-Ёвт-Хури с севера, например, с горы Лопсия-Талях-Тумп (см.), как это приходилось автору: оказывается, Яныг-Ёвт-Хури удивительно похожа издали на гигантский лук, лежащий на земле и готовый выпустить стрелу в небо.

 

 

 

 

 

 

 

 

Эли-Хотал-Эква-Нёл

северо-восточный отрог водораздельного хребта между истоками рек Манья (левый приток Северной Сосьвы) и Тосамтов (правый приток Маньи). Одно из самых загадочных среди мансийских названий гор. Манси переводят с трудом и колебаниями: «Завтрашнего дня бабы нос (отрог)», «Дальнего солнца бабы нос», «Впереди день нос бабы» и т. п. В дословном переводе — «Переднего дня (солнца) бабы нос (отрог}». Поскольку  Эли-Хотал-Эква-Нёл — северо-восточный отрог, название может указывать на то, что отрог обращен к восходу солнца, к следующему дню. Вполне вероятно, что есть и мифологический персонаж Эли-Хотал-Эква, однако о нем ничего узнать не удалось.

 

 

 

 

 

 

 

 

Енгылей-Сяхыл

гора на водораздельном хребте близ вершины реки Тосамтов, притока Маньи, примерно в 8 км к ССВ от горы Печерья-Талях-Чахль. В описании Д. Ф. Юрьева — Енгаль-Нёр, в других источниках также Енгильсяхл,  Енгаль-Чахль,  Энгилесяхль,  Енголе-Чахль. Очень интересное название, важное для познания процессов этнического взаимодействия, происходившего еще недавно на Урале: географический термин сяхыл — «вершина» принадлежит манси, но слово енгылей они объяснить не могут. Это слово — ненецкое (енгалёй — «продолговатый»,   «вытянутый»),  доказывающее,  что манси заимствовали у ненцев многие названия гор, а еще чаще калькировали (переводили) их (см. об этом Тэл-Поз-Из). В данном случае возникла так называемая полукалька: был переведен только ненецкий географический термин (очевидно, пэ или хой), а ненецкое определение сохранено. В заключение остается добавить, что Енгылей-Сяхыл действительно узкая и продолговатая гора, вытянутая по меридиану на 10 км.

Печерья-Талях-Чахль

гора на водораздельном хребте в верховье реки Печоры. По-мансийски эта гора называется Песеръя-Талях-Сяхыл, или Песер-Талях-Сяхыл, то есть «Гора в вершине Печоры» (Песеръя, Песер — Печора, талях — «вершина», «верховье», сяхыл — «гора»). На языке коми — Печера-Йыл-Из, то есть «Гора в вершине Печоры». Это название, очевидно, является калькой мансийского.

Болвано-Из

на языке коми Болвана-Из или Бöлба-на-Из, название двух хребтов на берегу Печоры в ее верховьях: первый из этих хребтов находится к 3 от водораздельного хребта прямо против горы Печерья-Талях-Чахль и у коми называется Ичбт-Болвана-Из, то есть «Малый Болвано-Из», второй — дальше на Ю и ЮЗ (между Печорой и ее правым притоком Большая Порожняя), его название — Ыджыд-Болвана-Из, то есть «Большой Болвано-Из». Наиболее известен Ичбт-Болва-на-Из (840 м), о котором и пойдет речь в дальнейшем. Кроме того, есть еще скала Бёлбана-Из по реке Язьве в Красновишерском районе Пермской области, где живут коми-язьвинцы.

На одной из вершин хребта Ичöт-Болвана-Из возвышается семь высоких (до 30 м) каменных скал-останцов в форме столбов, видных на очень большом расстоянии. В коми языке болван, бблбан — «болван», прилагательное болвана, бблбана — «болванский», поэтому Болвано-Из (как и коми-язьвинское Бёлбана-Из) — «Гора болванов», или «Болв'енская гора». Еще одно аналогичное название Болбанты — озеро в верховьях реки Хулги на Приполярном Урале — надо переводить с коми языка «Болванское озеро». Но во всех этих случаях имеется в виду не болван в общеизвестном оскорбительном смысле, а истукан, каменный столб, идол (каменный или деревянный). Такое значение, кстати говоря, известно и русскому языку. В толковом словаре Даля читаем: болван — «истукан, статуя, идол, языческий изваянный бог». А в русской топонимии засвидетельствованы названия Болванский Нос (мыс), Болванская губа (залив) и Болванская сопка.

Коми слово в обеих его значениях заимствовано из русского языка, но и русское слово пришло из дальних краев: в его основе древнетюркское балбал — «надгробный камень», «памятник» или казахское и узбекское палван — «борец», «силач», «герой», в свою очередь, заимствованное из персидского языка. Развитие значений могло происходить так: герой — памятник герою — истукан, идол — болван.

Замечательно, что старожильческое русское население в деревнях по верховьям Печоры называет каменных идолов Болвано-Иза Богатырями, перенося на Северный Урал былинные образы. Однако в отчете П. М. Бурнашева о действиях золотоискательной партии в вершинах реки Печоры в 1844 г. фигурирует другое русское название — Мужской Камень с интересным комментарием: «Наблюдая издали столбы, которыми увенчаны вершины Мужского Камня, можно подумать, что гора эта населена людьми-гигантами. В рассказах суеверных крестьян существует предание, что будто бы остяки, совершая жертвоприношение на ее вершинах, были обращены в камень властью всевышнего в наказание за идолопоклонство». Коми же рассказывают, что это семь разбойников, окаменевших по слову божию до дня страшного суда.

Однако наиболее интересны мансийские предания. Манси именуют Малый Болвано-Из Мань-Пупыг-Нёр, то есть «Малая гора идолов», Большой Болвано-Из — Яныг-Пупыг-Нёр, то есть «Большая гора идолов», а сами  болваны — ёрн  пупыгыт — «ненецкие  идолы». По легенде, отражающей древние столкновения манси и ненцев, великаны-самоеды решили пойти на манси войной. Поднялись они на одну из вершин в верховьях Печоры и увидели невдалеке страшного в своем гневе Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойку. Это — «Святой старик Урал в вершине Северной Сосьвы», более известный картографам как Сосьвинский Молебный Камень или Сось-винский Ялпынг-Нёр. И превратились великаны в каменные столбы. Так они теперь там и стоят. А их вождь-шаман уронил свой бубен. Покатился бубен и превратился в громадную гору — Койп (см.).

 

 

 

 

 

 

 

 

Койп

высокая куполообразная гора (1087 м) на правом берегу Печоры к Ю от хребта Большой Болва-но-Из.

По-мансийски койп — «бубен», «барабан». Название дано по форме горы, но эта метафора введена в круг мансийских мифологических представлений (см. Бол-вано-Из). Койп у манси считался одной из священных гор, на которые нельзя было подниматься.

По словам Э. К. Гофмана, коми называют эту вершину Барабан-Из. Русское население верхнепечорских деревень переделало мансийское название по народной этимологии в Копна.

 

 

 

 

 

 

 

 

Медвежий Камень

гора на правом берегу Печоры в 7 км к 3 от горы Койп. Мансийское название Медвежьего Камня — Уиг-Алыс-Нёр (Уиг-Алыс, Уиг-Алсыг) — переводится «Камень, где добыли двух зверей». По рассказам манси, , на горе есть два больших камня, похожих на медведя. Любопытно сравнить следующие два описания.

Топограф Д. Ф. Юрьев пишет: Медвежий Камень «образует на хребте своем из двух скал какую-то небольшую и неопределенную фигуру в виде двух зубцов, в которой туземцы воображают лежащего медведя. Надобно заметить, что слишком большая фантазия нужна для  того,  чтобы  представить  себе очертания этого зверя из простой и не имеющей никакого подобия фигуры означенных скал».

В одном из туристских путеводителей читаем: «С перевала на северо-западе виден Медвежий Камень. Его можно сразу отличить от других вершин. По склону как бы карабкаются два огромных гигантских медведя. Особенно отчетливо видна большая голова с прижатыми ушами и могучая грудь переднего медведя».

Возможно, наблюдатели находились в разных местах, но нельзя снимать со счета и их способности к воображению.

 

 

 

 

 

 

 

 

Элюм-Пут-Таим-Совт

гора на водораздельном хребте между верховьями рек Луиовылъя и Котилья, притоков Большой Сосьвы. В переводе с мансийского языка «Сопка, на которой съели котел клея» (элюм — «клей», пут — «котел», таим — причастие со значением «съеденный», совт — «сопка»). Речь идет, как подчеркивают манси, не о человеке, а о какой-то нечистой силе.

Впрочем, это название переводят и более реалистически: «Сопка, на которой сгорел котел клея» — в мансийском языке два глагола, от которых образуется причастие таим, один со значением «съесть», «кушать», другой — «гореть».

 

 

 

 

 

 

 

 

Яныг-Вонтыр-Сяхыли Мань-Вонтыр-Сяхыл

две горы на водораздельном хребте. Яныг-Вонтыр-Сяхыл находится в вершине реки Котилья, Мань-Вонтыр-Сяхыл — несколько южнее. В мансийском языке вон-тыр — «выдра», отсюда перевод — «Большая Выдряная гора» и «Малая Выдряная гора».

Яныг-Пут-Урын-Сяхыл

гора в верховье Большой Сосьвы, от нее на 3 отходит отрог Яныг-Пут-Урын-Нёл, у которого начинается речка Путурынъя, или Яныг-путурынъя, левый приток Печоры.

Все эти мансийские названия переводятся соответственно «Большая гора, где караулят котел», «Большой отрог, где караулят котел», «(Большая) река, где караулят котел». Поблизости находятся Мань-Пут-Урын-Сяхыл — «Малая гора, где караулят котел», Мань-Пут-Урын-Нёл — «Малый отрог, где караулят котел», и Маньпутурынъя — «Малая река, где караулят котел».

Неясно, что первично, и непонятно, кому и зачем понадобилось караулить в этих местах котел.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ялпынг-Нёр

отдельный хребет на восточном склоне Урала в междуречье Большой и Малой Сосьвы в 30 км на ЮВ от горы Печерья-Талях-Чахль. Полное мансийское название этого хребта Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка — «Святой хозяин Урала в верховьях Северной Сосьвы» (Тагт — «Северная Сосьва», ялпынг — «святой», талях — «вершина», нёр — «Камень», «Урал», ойка — «старик», «хозяин»), но широко распространены и различные сокращенные формы: Тагт-Талях-Нёр-Ойка, Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр, Ялпынг-Нёр-Ойка, Тагт-Ялпынг-Нёр, Нёр-Ойка и другие. Русские называют этот хребет Сосьвинский Молебный Камень, или Сосьвинский Ялпынг-Нёр, в отличие от Молебного Камня (см.), находящегося в верховьях Вишеры (иногда Али-Ялпынг-Нёр — «Южный Святой Камень»).

У манси есть еще: Сакв-Талях-Нёр-Ойка (Южный Пай-Ер) в верховьях Хулги, Ялпынг-Нёр в верховьях рек Итья и Ялпынгъя, притоков Хулги, Нёр-Ойка в вершине Щекурьи, Хоса-Ялпынг-Нёр в верховьях Щугора, Волья-Талях-Нёр-Ойка в верховьях Вольи, Нягысь-Талях-Нёр-Ойка в верховьях Няйса, Ялпынг-Нёр (Али-Ялпынг-Нёр) в верхнем течении Вишеры, Ось-Тагт-Талях-Нёр-Ойка (Денежкин Камень) в верховьях Южной Сосьвы.

Место этих вершин и соответствующих «богов» в мансийской мифологии, видимо, неодинаково, «святость» их различна, но эти тонкие различия пока не удалось в полной мере выявить. Во всяком случае складывается такое впечатление, что Ялпынг-Нёр и Нёр-Ойка — не всегда одно и то же.

Некоторые из этих вершин находятся на восточном (мансийском) склоне Урала и представляют собой обособленные «островные» горы, в которых образное видение манси «узнало» каменных богов, облеченных со временем соответствующей властью. Таким «островным» массивом является и Сосьвинский Ялпынг-Нёр, который относится к числу наиболее почитаемых. Святость его и сила особенно велики. Именно он превратил в камни ненецких великанов на горе Мань-Пупыг-Нёр, а их бубен — в гору Койп (см. Болвано-Из, Койп), он же за какие-то прегрешения перенес Ось-Тагт-Талях-Нёр-Ойку (Денежкин Камень) из района озера Турват значительно южнее — в верховья Южной Сосьвы.

Геолог Н. А. Сирин пишет о Сосьвинском Ялпынг-Нёре: «Массив находится в совершенно ненаселенной местности, и благодаря тому, что он является священным для местных жителей, вогулов, они не посещают его даже во время охоты (по этой же причине рабочие-вогулы из состава нашей экспедиции, несмотря на просьбы о совместном посещении горы, категорически отказались)».

В связи с этим надо заметить, что прилагательное молебный не совсем точно передает смысл мансийского слова ялпынг. Д. Ф. Юрьев так объясняет это слово — «недоступный проклятый камень или шайтанский». Более подробно толкование И. Я. Кривощекова: «Вершина горы для вогул, хотя и крещенных ныне, является заповедным местом, куда ни один из них не должен входить под страхом смерти. Сюда вогулы съезжаются для общественных жертвоприношений, когда вхождение на гору допускается для всех мужчин, женщины же ни под каким видом входить сюда не должны».

Более мягкую характеристику мансийским языческим богослужениям дает историк XVIII в. Г. Ф. Миллер: «...у вогулов есть обычай особо почитать некоторые горы, именуемые на их языке «елпингкаеве», приносить им жертвы, или, точнее сказать, главным божествам тех мест совершать возлияния, обернувшись лицом к горе. Вы хотите узнать значение этого слова? Оно обозначает «священная или божественная гора»...».

В основе различных запретов, касающихся гор, и самой «святости» гор лежат достаточно реалистические соображения. Прав Е. С. Федоров, указывая: «запреты эти не что иное, как облечение в религиозную форму страха пред крутой осыпью громадных камней, пробираться по которым действительно очень трудно, и восхождение на которые связано с некоторым риском». Несколько иначе толкует эти запреты М. А. Ковальский: «Хотя в Урале весьма редко встречаются такие пики, на вершину которых нельзя было бы взойти, однако же остяк весьма часто употребляет слово «яльпинг» даже и для таких гор, которые вовсе не заслуживают этого названия. Суеверие, что восхождение на вершины некоторых из этих яльпингнёров должно кончиться каким-либо несчастным случаем, способствует и преувеличению трудностей восхождения».

 

 

 

 

 

 

 

 

Хум-Вуйпи-Ахвтас

восточный отрог водораздельного хребта в верховьях реки Сульпы, левого притока Лозьвы. В источниках встречаются ошибочные формы Хум-Войби-Ахутас, Хум-Войбл-Ахтос. В переводе с мансийского языка «Камень, похожий на человека» (хум — «человек», вуйпи — «похожий», ахвтас — «камень»). На вершине горы действительно есть скала-останец, удивительно напоминающая человека.

Вот-Тартан-Сяхыл

гора в 5 км к СВ от горного узла Отортен. По-мансийски означает «Гора, пускающая ветер», «Гора, с которой дует ветер» (вот — «ветер», тартан — причастие настоящего времени от глагола тартангкве — «пускать»). На карте Э. К. Гофмана Уотен-чяхль, т. е. Вотынг-Сяхыл — «Ветреная гора». Манси подчеркивают, что ветры очень часто дуют именно со стороны этой горы. Ср. здесь же на Северном Урале Тэл-Поз-Из — «Гнездо ветров». Название Вот-Тартан-Сяхыл по ошибке и в искаженном виде было перенесено на соседнюю более значительную вершину Лунт-Хусап и закрепилось в форме Отортен (см.).

Отортен

гора (1182 м) на водораздельном хребте в самой вершине Лозьвы. Отортен находится на границе Свердловской области и Коми АССР, недалеко от него также границы Пермской и Тюменской областей.

Название, хорошо известное исследователям Северного Урала и туристам, возникло в результате ошибки, но утвердилось на карте. Это искаженное до неузнаваемости название горы Вот-Тартан-Сяхыл (см.), более низкой и находящейся в нескольких километрах северо-восточнее Отортена. Манси называют Отортен совсем по-другому: Лунт-Хусап — «Гусиное гнездо», или Лунт-Хусап-Сяхыл — «Гора гусиного гнезда». Дело в том, что юго-восточный склон Отортена круто обрывается к горному озеру Лунт-Хусап-Тур — «Озеру гусиного гнезда», откуда начинается Лозьва (это озеро называется также Лусум-Талях-Тур — «Озеро в верховье Лозьвы»). Есть мансийское предание, что во время всемирного потопа в этом озере на большой высоте спасся один-единственный гусь. По другой версии, в куполе горы манси увидели сходство с гусиным гнездом.

Название Отортен фигурирует уже в работах геолога Е. С. Федорова, относящихся к концу XIX столетия, однако, насколько можно судить по картам, приведенным в этих работах, оно прилагалось именно к горе Вот-Тартан-Сяхыл, представляя собой искаженный вариант мансийского названия. Кто внес дальнейшую путаницу и перенес название с одной горы на другую, установить пока не удалось.

 

 

 

 

 

 

 

 

Мань-Ёмки

хребет к ЮЗ от горы Отортен между верховьями Ёлмы и Уньи, левых притоков Печоры, обширный западный отрог водораздельного хребта. Манси переводят «Малые Ёмки» (мань — «малый») в отличие от хребта Яныг-Ёмки (см.) — «Большие Ёмки». Слово Ёмки остается без объяснения. Картографическая форма Мань-Емти-Ньер ошибочна. Русское название горы Ёлминский Камень дано по реке Ёлме.

В орониме Ёмки можно выделить компонент ки, совпадающий со словом ки — «камень», которое некогда существовало в коми языке, но сейчас сохранилось только в сложном слове изки — «жернов». В других финно-угорских языках находим: хантыйское и мордовское кев, финское киви, мансийское (в некоторых диалектах) кев, кю(в) — «камень». Г. Ф. Миллер пишет, что «у вогулов есть обычай особо почитать некоторые горы, именуемые на их языке «елпингкаеве» (ср. мансийское и хантыйское кев).

Значение первой части слова (ём) неясно. Трудно сказать и к какому финно-угорскому языку восходит ороним Ёмки.

 

 

 

 

 

 

 

 

Порыг-Тотнэ-Сяхыл, или Порыг-Тотнэ-Сори-Сяхыл

гора на водораздельном хребте в 6—7 км к Ю от Отортена. Это мансийское название довольно любопытно по значению. На седловине горы (сори — «седловина») иногда располагаются манси-оленеводы, а у подножья горы растет много борщевика (порыг), съедобного зонтичного растения, которое манси употребляют в пищу. Но сорванный борщевик («дудки») приходится носить на седловину, отсюда и название «Седловина, на которую носят борщевик» — Порыг-Тотнэ-Сори и «Гора седловины, на которую носят борщевик» — Порыг-Тотнэ-Сори-Сяхыл.

Холат-Сяхыл

гора (1079 м) на водораздельном хребте между верховьями Лозьвы и ее притока Ауспии в 15 км на ЮЮВ от Отортена. Мансийское холат — «мертвецы», то есть Холат-Сяхыл — «Гора мертвецов». Существует легенда, что на этой вершине некогда погибло девять манси. Иногда добавляют, что это случилось во время всемирного потопа. По другой версии при потопе горячая вода затопила все вокруг, кроме места на вершине горы, достаточного для того, чтобы лечь человеку. Но манси, нашедший здесь прибежище, умер. Отсюда и название горы.

В. А. Варсанофьева считает, что столь мрачное название дано этой вершине потому, что на ее склонах нет растительности — одни осыпи да камни, покрытые лишайниками.

Автору не раз приходилось подниматься на Холат-Сяхыл, и он должен признать, что более суровой и мрачной горы  в этой части Северного Урала нет.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ауспи-Тумп

отдельная гора на восточном склоне хребта в верховье реки Ауспия в 5 км к ЮВ от горы Холат-Сяхыл. По-мансийски гора называется Авыспи-Тумп, а река — Авыспи. Гора получила название по реке — «Отдельная гора (в верховье) Ауспии». Происхождение названия реки неизвестно.

Сяркынг-Ур

ошибочная картографическая форма — Чарка-Нур, хребет меридионального направления между Лозьвой и ее правым притоком Ауспией. В переводе с мансийского языка — «Гора со следами от оленьего стада», или «Гора с оленьим пастбищем» (сяркынг — прилагательное от сярк — «оленье пастбище», «след от оленьего стада», ур — «гора», «возвышенность».

Хой-Эква

отдельная конусообразная гора на восточном склоне южнее места впадения Ауспии в Лозьву. Мансийское эква — «старуха», «баба», хой — из языка манси не объясняется. Однако в ненецком языке хой — «хребет», «гора». Поэтому не исключено, что перед нами название, отражающее древние мансийско-ненецкие контакты в местах значительно южнее современного пребывания ненцев.

Сомъях-Нёл

отрог водораздельного хребта, отходящий на запад между истоками реки Хозья. На водораздельном хребте у начала этого отрога находится гора Сомъях-Нёл-Сяхыл (5 км на ЮЮЗ от горы Холат-Сяхыл). В переводе с мансийского — «Амбарный отрог» и «Гора Амбарного отрога». На вершине горы Сомъях-Нёл-Сяхыл есть большой камень, похожий на амбар, что и послужило причиной наименования.

Пура-Мунит

а также Пура-Мунит-Ур, гора на водораздельном хребте в истоках рек Хозья, Вишера и Пурма. Название мансийского происхождения с неясным элементом Пура (ур — «гора», «возвышенность», мунит — множественное число от муни — «скала-останец»). Возможно, следует восстанавливать первоначальную форму Пурма-Мунит-Ур, в которой из-за трудностей произношения с течением времени выпал один из двух носовых звуков «м». Если это так, то переводить надо «Гора пурминских скал-останцов», тем более, что в некоторых источниках, например, в статьях Е. С. Федорова в «Горном журнале», в V томе многотомного издания «Россия» («Урал и Приуралье») и на «карте Урала и Приуралья» 1923 г., на месте Пура-Мунит-Ура показан Пурминский Камень, а В. А. Варса-нофьева в одной из своих работ пишет, что Пурра — вогульское название Пурмы.

Сложность в том, что в трудах исследователей середины XIX в. Э. К. Гофмана, М. А. Ковальского, Д. Ф. Юрьева гора называется Поримонгит-урр, Порре-Монгит-Ур, Пурре-Монгит. Это дает возможность учитывать и мансийское слово пори — «поперечный». Гора Пура-Мунит действительно вытянута с 3 на В поперек Уральского хребта. Возможно, с течением времени значение элемента пори было забыто и название по народной этимологии сближено с гидронимом Пурма. Но не исключено, что фиксации исследователей XIX в. неточны или что за сто с лишним лет произошли сдвиги в произношении, ср. Пура-Мунит и Поримонгит.

Наконец, может быть, первоначальное значение названия  «Гора  жертвенных  (пиршественных)  скал» (мансийское пури — «жертва», «пир»).

А. Регули связывает это название с мансийским словом мунги — «яйцо» и переводит «Гора жертвенных яиц». Это какое-то недоразумение. Во всяком случае, современные манси однозначно толкуют форму множественного числа мунит как «скалы-останцы».

 

 

 

 

 

 

 

 

Лунтанг-Нёл

отрог водораздельного хребта к 3 от горы Пура-Мунит. В переводе с мансийского языка — «Гусиный нос». Метафорическое название: гора имеет острую вершину, по форме напоминающую гусиный нос.

Тумп-Капай

гора (1152 м) в верховье реки Пурмы к ВЮВ от горы Пура-Мунит. В записях XIX в. встречается в формах Капайтумп, Каппай-тумп. На современных картах и в справочниках часто приводится с ошибкой — Гумпкапай, Гумпкопай и даже Гумпкакай.

Мансийское слово тумп — «отдельная гора», капай — «великан», то есть «Гора-великан». Этот «тумп» действительно выглядит весьма впечатляюще.

 

 

 

 

 

 

 

 

Нята-Рохтум-Сори-Сяхыл

гора западнее истока реки Вишеры. Мансийское название, означающее в переводе «Гора у седловины, где испугался олененок». По рассказам манси, некогда здесь был испуган медведем и бросился бежать маленький олененок. Событие это до сих пор ощущается как сравнительно недавнее, так что иногда манси употребляют вместо причастия рохтум — «испуганный» личную глагольную форму прошедшего времени рохтыс — «испугался» (Нята-Рохтыс-Сори-Сяхыл).

Яныг-Ёмки

горный массив между верховьями Уньи, Кисуньи и Вишеры к Ю от хребта Мань-Ёмки и к 3 от горы Нята-Рохтум-Сори-Сяхыл, в сущности обширный западный отрог, отходящий от водораздельного хребта. Картографические формы Яны-Емти, Яны-Емты, Яны-Емти-Нер ошибочны.

В переводе с мансийского языка Яныг-Ёмки — «Большие Емки». О слова ёмки см. Мань-Ёмки.

Крайне западная часть массива Яныг-Ёмки носит название Лопьинский Камень (см.), а южный отрог между Вишерой и ее правым притоком Лопьей — Мань-си-Хумит-Нёл — «Отрог мансийских людей». По-русски иногда весь массив, иногда только отрог Маньси-Хумит-Нёл называют Вишерским Камнем, а северную часть массива, прилежащую к Унье, — Васькиным Камнем, по имени вогула Васьки Большого, с которым русские имели различные дела по товарообмену и к которому они всегда ходили в гости на Ильин день (В. А. Варса-нофьева).

 

 

 

 

 

 

 

 

Лопьинский Камень

западная часть массива Яныг-ёмки, с которой берут начало Кисунья, левый приток Уньи, и Лопья, правый приток Вишеры. Этот отрог разделяет бассейны Уньи и Вишеры. Название дано по реке Лопья, по-мансийски Хулах-Люльнэ-Я — «Река, где сидит ворон». Лопьинский Камень манси называют Хулах-Люльнэ-Я-Нёр — «Хребет реки Хулах-Люльнэ-Я».

Ворон часто фигурирует в мансийской оронимии: близ горы Пура-Мунит есть горный отрог со скалами-останцами, который называется Хулах-Питинг-Нёл — «Отрог с вороновым гнездом», а западнее хребта Пас-Нёр находится гора Хулах-Питинг-Керас — «Скала с вороновым гнездом». Это не случайно. Б. Н. Городков пишет: «Высокие горные тундры оживляются только леммингами, зайцами, стаями горных куропаток и немногими семьями воронов».

 

 

 

 

 

 

 

 

Ось-Нёр

название длинного и узкого водораздельного хребта между верховьями Вишеры и Северной Тошемки (длина около 30 км). По хребту проходит граница между Пермской и Свердловской областями. В  картографических  источниках — Ошеньер,  Ошенер.

В переводе с мансийского языка Ось-Нёр — «Узкий Камень», «Узкий Урал» (ось из осься — «узкий»). Форма Ошеньер — либо русское искажение, либо, и это более вероятно,— западно-мансийского происхождения.

В «Календаре-справочнике Пермской области» за 1964 г. утверждается, что Ошеньер по-мансийски «Медвежья гора». Это явная ошибка: ош — «медведь», но в языке коми.

На некоторых картах название Ошеньер отнесено только к самой узкой части хребта между верховьями Вишеры и горой Люньси-Сяхыл, однако манси считают, что Ось-Нёр продолжается на юге до Северной Тошемки.

 

 

 

 

 

 

 

 

Сампал-Сяхыл

гора на хребте Ось-Нёр в верховьях Вишеры. На некоторых картах так (в форме Сампал-чахль) ошибочно назван Мунинг-Тумп (см.).

В краеведческой литературе встречается толкование из мансийского — «Кривой холм», при этом указывается, что в названии отражена внешняя особенность горы. Это толкование неточно. На самом деле перед нами красивая метафора — «Одноглазая гора» (дословно «Полуглазая гора»): небольшая вершина горы несколько сдвинута по отношению ко всему ее массиву, что и создает асимметрию.

 

 

 

 

 

 

 

 

Люньси-Сяхыл

гора на хребте Ось-Нёр в верховьях реки Малая Тошемка. Записаны также более развернутые наименования Сёинг-Нэ-Люньсим-Сяхыл и Соим-Нэ-Люньсим-Сяхыл, представляющие собой широко распространенные в мансийском языке причастные конструкции, которые легко переводятся на русский язык — «Гора, где плакала женщина Сёинг-Нэ (Соим-Нэ)». Согласно мансийской легенде, на этой горе плакала женщина, которая заблудилась в дождь и туман. Потом оказалось, что чум рядом.

Сокращенный вариант Люньси-Сяхыл более труден для объяснения, хотя форма люньси опознается как 3-е лицо единственного числа настоящего времени от глагола люньсюнгкве — «плакать». Употребление личных глагольных форм в целом не характерно для мансийской топонимии, тем более, что смысл перевода затемнен — «Гора, где (кто-то) плачет(?)».

 

 

 

 

 

 

 

 

Мунинг-Тумп

гора между левым притоком Вишеры Нёлсом и верховьями Вишеры к 3 от водораздельного хребта Ось-Нёр. В переводе с мансийского «Гора со скалами-останцами». Действительно, Мунинг-Тумп из-за обилия скал разнообразной формы напоминает собой то ли фантастическое воинство, то ли какой-то сказочный замок. На некоторых картах эта гора ошибочно названа Сампалчахль (фактически вершина Сампал-Сяхыл — «Одноглазая гора» находится на хребте Ось-Нёр). Русские охотники дали Мунинг-Тумпу красивое образное название Армия.

В географической литературе Мунинг-Тумп иногда именуется Муниньер, при этом встречается неверный перевод — «Яйцевидная гора», «Яйцо-гора». В источниках XIX в:—Монинг-Тумп, Монин-Тумп.

В мансийской оронимии есть еще одна гора Мунинг-Тумп, которая на картах и в научной литературе обычно фигурирует под названием Торре-Порре-Из (см.).

 

 

 

 

 

 

 

 

Тумп-Янгк

отдельная гора в междуречье Большой и Малой Тошемки к В от южного конца Ось-Нёра.>

В мансийском языке тумп — «отдельная плосковершинная гора», янгк — «болото», то есть Тумп-Янгк — «Тумп-болото». Это объяснение, однако, манси дают без особой уверенности, хотя весь северный склон горы представляет собой относительно пологий спуск, поросший низкорослым березником с явными следами мощного кочкарника. Возможно, что изменение физико-географических условий привело к забвению смысла оронима и к народной этимологии: некоторые манси, нарушая правила построения мансийских топонимов, толкуют Тумп-Янгк как «Белая гора». Однако ороним со значением «Белая гора» в мансийском языке звучал бы Янгк-Тумп, а не Тумп-Янгк («Гора белая»?).

Важно отметить, что на некоторых старых картах Тумп-Янгк называется просто Тумп, видимо, потому, что в этих местах действительно только один «тумп». Это было подмечено еще Е, С. Федоровым: «отсутствие собственного имени для этой горы кажется очень удивительным», «недоразумение разъясняется тем, что в этой местности лишь один Тумп без ближайшего обозначения, и, произнося это название, вогул знает, что слушатели его понимают, про какую гору идет речь».

На вершине горы Тумп-Янгк находится одна из оригинальных скал-останцов Северного Урала — невысокая, но поразительно изменяющая свой вид под разными углами обзора. Она имеет свое собственное имя Кунтыр или Кунтыр-Муни (муни в мансийском языке «скала-останец»). Если на скалу смотреть с севера или юга, она походит на человека в профиль. Замечательно, однако, что тот же камень, если его разглядывать с востока или запада (а именно таково направление мансийской тропы, идущей через Тумп-Янгк), удивительно напоминает сидящего медведя. Это заставляет вспомнить удмуртское слово гондыр — «медведь» и коми гундыр — «дракон» (в древнекоми, видимо, тоже «медведь»). Поскольку в мансийском языке нет звонких смычных, ороним Кунтыр в звуковом отношении точно соответствует коми гундыр. По-видимому, или пермское слово проникло в мансийскую топонимию, или в самом мансийском языке некогда существовало слово кунтыр — «медведь», которое затем исчезло, но пере-житочно сохранилось в оронимии.

 

 

 

 

 

 

 

 

Чистоп

хребет на восточном склоне между правыми притоками Лозьвы Ушмой и Северной Тошемкой (высота — до 1292 м). Длина Чистопа — около 30 км.

Мансийское название хребта — Сисуп. Первоначально оно, видимо, означало «Спинной» (сыс — «спина», уп — суффикс прилагательного). Хребет напоминает собой спину лошади, а его название отражает культ коня, который издавна существовал у манси (ср. Лув-Нёр, см. Кожим-Из, Тулымский Камень).

На русской почве ороним был связан по народной этимологии с прилагательным «чистый», поскольку на вершинах Чистопа нет леса. В то же время сами манси уже не могут объяснить, что значит это слово, и произносят его теперь не Сысуп, а Сисуп.

С Чистопом связан целый ряд интересных мансийских преданий. Как и вершины других высоких хребтов и гор, вершина Чистопа во время всемирного потопа не была залита водой. Здесь сохранилась сухая площадка, на которой якобы спаслось пять мансийских семей и среди них грудной ребенок. Но площадка была маленькой, и плач ребенка был слышен в любом ее конце. По этой причине главная вершина Чистопа получила любопытное мансийское название Няврам-Люнь-сим-Сяхыл-Ала — «Вершина горы, где плакал ребенок».

Предположение о том, что Сисуп — ороним, связанный с культом коня, подтверждается также интересным названием самой южной горы Чистопа, имеющей форму правильного острого конуса. Русское наименование этой вершины — Острая сопка, мансийское — Лув-Сяквур, то есть «Лошадиная титька». По мансийским поверьям, место это нехорошее, так как тут живет Сисуп-Овыл-Менгкв-Ойка — «Старик-черт конца Чистопа», поэтому здесь нельзя ночевать.

 

 

 

 

 

 

 

 

Пакна

гора, примыкающая к северо-западной оконечности хребта Чистоп. В мансийском языке — Паквна, в переводе — «Нарост на дереве». Название горы представляет собой метафору: Паквна по форме действительно напоминает собою округлую шишку, нарост на дереве.

Сопр-Экв-Ур

гора на правом берегу реки Северная Тошемка в 5 км к Ю от хребта Чистоп.

В переводе с мансийского — «Гора старухи» (по имени) Сопр». Манси всегда добавляют, что старуха Сопр — ведьма, нечистая сила. В орониме слово эква — «старуха» выступает в усеченной форме.

 

 

 

 

 

 

 

 

Большой Лайс

гора в 10 км к Ю от горы Сопр-Экв-Ур. Мансийское название — Яныг-Лайис — «Большой Лайис». Севернее Большого Лайса находится гора Малый Лайс (Мань-Лайис).

Название не находит объяснения в мансийском языке. Важны, однако, данные карты Регули, на которой эта гора именуется Лайис эрикум урр, т. е. Лайис-Эрыг-Хум-Ур. Так как сочетание эрыг хум имеет два значения — «певец» и «герой, воспеваемый в песнях», ороним Лайис-Эрыг-Хум-Ур должен переводиться «Гора певца (по имени) Лайис», или «Гора героя (по имени) Лайис». Такой персонаж нам неизвестен, но обращает на себя внимание название озера Лайс или Лайса в Малоземельской тундре, т. е. на ненецкой территории.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Западная часть от хребта Молебный Камень до хребта Басеги, включая предгорья

 

Молебный Камень

горный хребет между Више-рой и верховьями правых притоков Лозьвы — Северной Тошемки и Вижая, с севера ограничен рекой Нёлс, с юга и юго-запада — рекой Большая Мойва. Наиболее значительные вершины: Ойка-Сяхыл — «Старик-гора» (1279 м), Эква-Сяхыл — «Старуха-гора» (к югу от Ойка-Сяхыл) и Хусь-Ойка — «Старик-слуга» (см. Муравьиный Камень). На картах и в справочниках название северной вершины Ойка-Сяхыл часто передается искаженно — Ойкачакур.

Русское название хребта — калька мансийского Ялпынг-Нёр — «Святой Камень», «Святой Урал» (иногда Али-Ялпынг-Нёр — «Южный Святой Камень»).

Таких «молебных» названий, которые указывают на святые для древнего населения места, на Урале много: Молебная гора (в документах XVII в.— Молебный остяцкий камень), река Молебка и село Молебка на реке Сылве в Пермской области, речка Молебка, впадающая с востока в Исетское озеро, остров Молебный на Аятском озере в Свердловской области и т. п. О том, что Молебный Камень (Ялпынг-Нёр) некогда был для манси святым местом, свидетельствует название седловины на этом хребте Пурлахтын-Сори, то есть «Седловина, на которой приносят жертвы». Ср. Ялпынг-Нёр (Сосьвинский Ялпынг-Нёр).

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьиный Камень

северо-западный отрог хребта Молебный Камень между притоками Вишеры Нёлсом и Большой Мойвой.

Прозрачное, но совершенно загадочное название. По-мансийски этот хребет называется Хусь-Ойка — «Старик-слуга». В мифологии манси Хусь-Ойка — зять и помощник Ойка-Сяхыл — «Старика-горы» и Эква-Сяхыл — «Старухи-горы». На это прямо указывает и ценное сообщение Е. С. Федорова о том, что проводник-вогул отказался его сопровождать на Хусь-Ойку, «указывая на то, что им это будто бы не дозволяется и что Ху-Сейк (так у Федорова) тоже маленький Молебный Камень» (см. Молебный Камень). Мифологический Хусь-Ойка не имеет никакого отношения к муравьям. Возможно, произошла какая-то путаница при переводе названия на русский язык, поскольку слово со значением «муравей» по-мансийски звучит довольно сходно — хосуй или хосвой, во всяком случае на карте Чердынского уезда 1874 г. фигурирует именно Камень Муравей.

Еще одна загадка в том, что со склонов этого хребта в Вишеру слева течет река Муравья (Муравей), которая по-мансийски называется Морупъя. Так как в источниках XIX — начала XX в. хребет именуется Мура-вьинским Камнем (у Регули — Моравинским Камнем), можно, казалось бы, выводить название хребта из названия реки (ср. Лопья — Лопьинский Камень). Однако манси не могут объяснить, что означает название этой реки, и нельзя исключить, что мансийское Морупъя восходит к русскому Муравья. Во всяком случае, русское «в» часто соответствует мансийскому «п» (ср. русские Вёлс, Вишера и мансийские Пелас, Пасар). На первичность русской формы Муравья по сравнению с мансийской Морупъя указывает другое мансийское название этой реки Марингъ-я, записанное Регули и Гофманом.

И последнее: надо иметь в виду, что во многих книгах и на картах встречается искаженное написание Ху-Сойка, или Ху-Сойк, Ху-Сейк(а). Его надо исправить на Хусь-Ойка.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ишерим

гора (1331 м), примыкающая с ЮЗ к хребту Молебный Камень.

Это название ошибочно утвердилось на карте: манси ороним Исирум относят к хребту Ольховочный (в XIX в.— Вольховочный Камень), отходящему в юго-западном направлении от горы Ишерим.

Ороним Исирум пытались связать с мансийским асирма—«холод», «мороз», мотивируя это тем, что гора Ишерим крутосклонная, труднодоступная, суровая даже летом, и что на Ишериме множество снежников. Западно-мансийское слово эшэрм — «холодный» действительно близко по звучанию к русской форме Ишерим. Но как объяснить, что много снежников на одной вершине, а «холодной» сами манси называют другую? И еще вопрос. Почему верхнелозьвинские манси называют гору не Асирма в соответствии со звуковыми и словарными нормами своего диалекта, а каким-то непонятным оронимом Исирум. Картина получается довольно сложная, так что до решения здесь еще далеко.

Гора, которая на картах именуется Ишерим, по-мансийски называется Салинг-Хум-Катэ-Пелым-Нёл — «Отрог, где пастух проткнул свою руку».

 

 

 

 

 

 

 

 

Пут-Тумп

хребет на правом берегу реки Вёлсв 10 км на ЮЮВ от горы Ишерим. Мансийский ороним Пут-Тумп лучше всего перевести «Котельная гора» (пут — «котел», «горшок», тумп — «отдельная гора»). В одном из картографических источников конца XIX в. этот хребет так и называется Котельный Камень (Пу-Тумп). С южной стороны хребет образует широкую долину — своеобразный «котел», по которому течет один из правых притоков реки Вёлс. Следовательно, название — метафора.

Тулымский Камень

хребет, идущий в общем на-првлении с С на Ю между Вишерой и ее левым притоком Большой Мойвой. Длина хребта — 35 км. Наибольшая высота— 1469 м. Манси называют этот хребет Лув-Нёр — «Конь-Камень» за своеобразную форму, слегка напоминающую круп лошади. Это одно из мансийских названий гор, связанных с Древним культом коня. На Северном Урале в междуречье Щугора и Илыча есть еще один Лув-Нёр — «Конь-Камень», который более известен по картографической форме Кожим-Из (см.), принадлежащей языку коми.

Название Тулымский Камень образовано от географического термина тулым, известного в татарских говорах в значении «камни, торчащие из реки», и в коми-язьвинском наречии, там его значение — «речной порог». Он широко распространен и в русских диалектах горной части Приуралья в значениях «камни в реке», «порог», «перекат с камнями» и т. п. Отражен этот термин и в гидронимии: речки с названием Тулымка или Тулумка есть в бассейнах Чусовой, Косьвы, Язьвы.

Как раз против Тулымского Камня Вишера пробивает свой путь через пороги. Русские когда-то пользовались Вишерой и ее притоком Вёлсом, чтобы попадать в Зауралье, поэтому неудивительно, что они окрестили близко подходящий к реке могучий хребет по наиболее характерной и важной примете — порогам. Причем прообразом русского наименования, видимо, послужило второе мансийское название этого хребта Яктыл-Я-Нёр — «Хребет Порожной реки». Дело в том, что против Тулымского Камня справа в Вишеру впадает река Лыпья, которая по-мансийски называется Яктылъя — «Порожная река». Подробности находим у Д. Ф. Юрьева»: «От северной оконечности Тулымского Камня, верст 5 выше реки Лыпьи, начинаются по Вишере большие и частые пороги, которые... непрерывно почти идут верст 12... ». И далее: «Так как все протяжение Вишеры, наполненное порогами, находится при подошве Тулымского Камня, поэтому у вогулов хребет этот называется Яхтель-Я-нер, в переводе порожный камень, а самая река Лыпья, впадающая на этом же протяжении, называется Яхтелья, порожная река, от слова яхтель — «порог».

 

 

 

 

 

 

 

 

Курыксар

хребет на левом берегу Вишеры юго-западнее хребта Тулымский Камень, от которого отделен притоком Вишеры рекой Долганихой. В картографических источниках и исследованиях XIX в. засвидетельствованы очень разные формы — Курыксерский Камень, Куроксар, Корыксар, Кыроксар, Корыксер и другие, свидетельствующие, что русские не без трудностей осваивали ороним.

Мансийское название этого хребта записано еще Д. Ф. Юрьевым в форме Япкоанг, у Э. К. Гофмана — Япкванг-Ур. Севернорусской топонимической экспедицией Уральского университета засвидетельствована форма Яп-Кангк, причем манси, хотя и не без труда, выделяли компонент кангк — «старший брат». Что такое яп, никто из манси объяснить не мог. Так как «я» по-мансийский «река», а «п» — архаический суффикс прилагательных, слово яп можно толковать «речной», т. е. Яп-Кангк — «Речной брат», «Брат реки». Поскольку хребет находится на берегу Вишеры, эта метафора оправдана.  Видимо,  Яп-Кангк — один  из  увековеченных  в камне мансийских мифологических персонажей, которых так много на Северном Урале. Утрата мифологических представлений ведет к забвению смысла таких названий.

Для объяснения этого названия важны характеристики, которые находим у Юрьева («скалистым и крутым отрогом своим примыкает прямо к реке») и в путеводителе С. А. Торопова «По голубым дорогам Прикамья» («труднодоступные вершины камня Курыксар, похожие на петушиный гребень»). Эти замечания позволяют сравнить ороним с коми-пермяцким курöг, коми-язьвин-ским курог — «курица», коми-пермяцким и коми-язьвинским сорс — «гребень». Из сложения Курöг-Сорс при неизбежном оглушении «г» в «к» перед глухим «с» и вполне возможным отпадением второго «с» на русской почве должна была возникнуть форма Курыксор или Куроксор с последующим переходом сор в сар в безударной позиции. Интересно, что в одном документе 1667 г. эта гора называется Короксорец.

Таким образом, вполне возможно, что исходное значение оронима — «Куриный гребень». Эта изящная метафора обусловлена формой зубчатых скал, видных с реки.

 

 

 

 

 

 

 

 

Чувальский Камень

хребет в междуречье Вёлса и Вишеры, примыкающий на северо-западе к хребту Тулымский Камень. В некоторых источниках XIX в. встречаются формы Човальский Камень и Човал, в документе 1667 г.— гора Чувал.

Главная вершина хребта — гора Зыряновка, название которой образовано от устаревшего наименования коми — зыряне или от фамилии Зырянов.

Название хребта, возможно, мансийского происхождения. Этот вывод кажется закономерным при сопоставлении русского названия Чувальский Камень и его мансийских наименований, засвидетельствованных в XIX в. в формах Чоуль-пауль-нер и Чуль-пауль-ньер. Русское слово чувал — «особый вид каминообразной печи» соответствует мансийскому сёвал с тем же значением (в русской передаче мансийских топонимов — чоуль, чуль), пауль, паль — мансийское павыл — «поселение», ньер, нер — мансийское нёр — «каменная гора», «хребет». Следовательно, можно «реставрировать» мансийское название в виде Сёвал-Павыл-Нёр — «Хребет поселения с чувалом», допуская, что когда-то близ Чувальского Камня находился Сёвалпавыл, по которому и был назван хребет. Русское наименование передает мансийское «в сокращенном виде»: опущено слово «поселение» (павыл).

В настоящее время манси называют этот хребет Линьва, но перевести ороним не могут. В XIX в. Гофман и Юрьев различали на левом берегу Вишеры два горных массива — Ленгва, или Ленгва-Нер (Северный) и Чуваль-ский Камень (Южный). Позднее, очевидно, различие было  утрачено.

 

 

 

 

 

 

 

 

Пропащая

гора на левом берегу Вишеры, примыкающая с юга к хребту Чувальский Камень. В источниках XIX — начала XX в. наряду с формой Пропащая также Пропащенский Камень, Пропащий Камень. Гофман упоминает и речку Пропащина.

На первый взгляд, чисто русское название, довольно обычное для топонимии: оно указывает, что здесь кто-то «пропал». Однако фактически в основе мансийские наименования, засвидетельствованные тем же Гофманом в формах Каластали-Уоль-Ур (гора) и Каластали-Уоль-Я (река). Названия эти восходят к вымершему усть-улсуйскому диалекту манси, неточно записаны и с трудом поддаются толкованию, однако компоненты ур — «возвышенность», «гора», я — «река», уоль (в современном написании воль) — «плёс» усматриваются достаточно легко, а в малопонятном каластали возможно следует выделять глагольный корень хол, кол, кал со значением «умирать». Из анализа названия как будто бы вытекает, что первичен гидроним.

 

 

 

 

 

 

 

 

Березовский Камень, также Березовый Камень

хребет на правом берегу Вишеры, идущий почти в меридиональном направлении от верховьев Колвы и Березовой к Вишере. Длина — до 80 км.

Название связано по происхождению с наименованием реки Березовой, крупного левого притока Колвы. Из двух форм Березовский Камень и Березовый Камень, которые употребляются и сейчас в различных источниках (на картах — Березовский Камень), предпочтительнее, казалось бы, первая, образованная от названия реки Березовая. Эта форма к тому же отмечена в исследованиях XIX в. (Гофман, Юрьев). Однако в грамоте 1689 г. упоминается Березовый Камень. Поэтому не исключено, что первично название хребта, тем более, что Юрьев, употребляя название Березовский Камень, в то же время пишет: «это название гора получила, вероятно, потому, что она почти вся, кроме южной вершины, покрыта березовым лесом».

Мансийское название хребта Касьп-Нёр (у Гофмана и Юрьева — Кассеп-Ньер, Кассеп-Нёр) современные манси перевести не могут.

 

 

 

 

 

 

 

 

Шудья-Пендыш

гора в верховьях реки Шудья, левого притока Вёлса, в 20 км к Ю от хребта Чуваль-ский Камень. Высота—1051 м.

И. Я. Кривощеков дает странное объяснение: Шудья-Пендыш — «Гора со счастливыми сумерками» (коми-пермяцкое шуд — «счастье», пемдан — «сумерки»).

Проще всего видеть в этом двойном названии обычный прием топографов. Они часто дают наименования горам по двум соседним рекам. Так и тут: с запада вершину обходит приток Вёлса река Шудья, а южнее протекает небольшая речка Пендышка (из Пендыш), приток Шудьи. Но дело в том, что двойное название существовало еще на рубеже XIX—XX вв. Записаны формы Шунги-Пенгиш, Шунды-Пендыш, Шудья-Пемдыш. Этот факт, а также обилие звуковых вариантов очень усложняют вопрос, так что его окончательное решение впереди.

 

 

 

 

 

 

 

 

Каюк

гора в 7 км к Ю от горы Шудья-Пендыш в верховье правого притока Улса реки Большая Выдерга.

Возможно, название связано со словом каюк, которое в местных русских говорах, а также в диалектах коми языка обозначает большую лодку длиной до 10— 15 м и даже более, служащую для перевозки грузов. Трудно сказать, метафора это или нет.

Ср. на Приполярном Урале Каюк-Ныр — «Нос лодки (каюка)», двадцатиметровая скала на реке Кожим, и Каюка-Парма — «Лодочная Парма», возвышенность на правом берегу Щугора.

 

 

 

 

 

 

 

 

Голый Чурок

гора на левобережье Вишеры в 12 км на ЗСЗ от горы Шудья-Пендыш. «Голых» и «Лысых» гор на Урале сколько угодно, поэтому объяснения требует только слово чурок. Обстоятельное толкование этого географического термина находим у Д. Ф. Юрьева: «Отдельно стоящая небольшая конусообразная сопка, или скалы подобного же вида на хребте называются чурками, например: Анчувский Чурок, на левом берегу Вишеры, у подошвы Тулымского Камня...» В названиях гор и скал Северного Урала это слово встречается часто: Голобокий Чурок близ реки Каквы, притока Южной Сосьвы, Сеть-Чурок в районе Денежкина Камня (в грамоте 1776 г.) и т. п. Географический термин чурок восходит к коми чурк — «бугор», «возвышающееся неровное место» (ср. Пот-Чурк на Тимане), поэтому загадочное Сеть-Чурок, в более поздних источниках Четчурок, толкуется из коми языка как «Черная сопка» (коми сьод — «черный»).

Кир-Камень

  гора на левобережье Вишеры в 3 км на ЗЮЗ от горы Шудья-Пендыш. Близ горы начи нается река Малая Кырья, которая впадает слева в Вишеру выше Усть-Улса около острова Киринского.

Есть все основания для того, чтобы сопоставить основы Кир и Кыр, но возможностей для объяснения слишком много. Наиболее интересно сравнение с коми кбр — «олень» и западно-мансийским кыр — «олень-самец». В этом случае Кир-Камень — «Олень-Камень», а Кырья с учетом мансийского слова я — «река» толкуется как «Оленья река».

 

 

 

 

 

 

 

 

Кваркуш

меридиональный хребет между левым притоком Вишеры Улсом и верховьями Яйвы, притока Камы. Длина — до 90 км. Наиболее значительная вершина— гора Вогульский Камень (1066 м). Обособленную южную часть хребта выделяют под названием Малый Кваркуш, в этом случае собственно Кваркуш именуется Большим Кваркушем. Камень Кваркуш упоминается уже в грамоте 1689 г.

По мнению И. Я. Кривощекова, ороним Кваркуш усвоен русскими из коми-пермяцкого языка, где куш — «голо», «пусто», а кварк связано с керавны — «разрубать». Такое объяснение якобы соответствует орографической картине местности: «оголенный и пустынный хребет, рассеченный глубоким руслом реки Пели». Все это — явная натяжка.

Мансийское происхождение исключено, так как манси называют Кваркуш — Пурап, или Пурап-Нёр.

Коми-язьвинцы зовут этот хребет Кварк вож. Поскольку вож — «развилина», «ответвление», «ветвь», «хребет», то вторую часть топонима можно считать разгаданной. Но что значит кварк? Финно-угроведы сравнивают кварк с марийским курык — «гора» и финским коркэа — «высокий», но это предположение.

На Кваркуше много вершин, имеющих особые названия, среди них есть чисто русские — Плоская, Круглая сопка, Гроб, Антипин Гребешок, а также коми-язьвин-ские с компонентом мык (очевидно, искаженное коми-язьвинское милк — «бугор», «холм») — Пай-Мык, Дор-Мык, Емельян-Мык, Шер-Мык, Гошьян-Мык, Тара-Бара-Мык.

Особенно интересно название одного из северных отрогов Кваркуша — горы Пелины Уши, которое некоторые исследователи пытаются связать с коми-пермяцким фольклорным богатырем Пелей, ведь западнее этой горы протекает река Пеля, левый приток Улса. Географическим термином ухо, уши на севере называют отроги гор. Так, например, северный конец хребта Колвин-ский Камень называется Северное Ухо. Отсюда следует, что Пелины Уши — отроги Кваркуша, смежные с рекой Пеля. Другое дело, что название реки Пеля может оказаться переносом по смежности с коми названия отрога Пель и что русское Уши может, в свою очередь, быть калькой с коми языка, где пель — «ухо».

В коми топонимии есть и другие названия такого рода (см. Кёч-Пель). Ср. еще Войпель — «бог, живущий на севере», дословно — «Северное Ухо».

 

 

 

 

 

 

 

 

Золотой Камень

обширная возвышенность между Вишерой на севере, бассейном Язьвы — на юге и рекой Пеля, притоком Улса, на востоке. Длина с С на Ю — более 30 км. На возвышенности много вершин, самая значительная также называется Золотой Камень, есть гора Золотиха и гора Золотуха. С Золотого Камня в Вишеру текут три Золотихи — Верхняя, Средняя и Нижняя, в Улс — река Золотанка, есть еще две Золотян-ки — одна впадает в Акчим, приток Вишеры, другая — в Цепел, приток Язьвы.

К этим названиям надо также присоединить остров Золотой на Вишере ниже устья Верхней Золотихи и урочище Золотые Гребешки, выход кварцевых песчаников на правом берегу Вишеры.

Название это очень старое: гора Золотая на Вишере упомянута уже в документе 1667 г.

Откуда таксе обилие «золотых» названий? Мнения расходятся. Одни исследователи уверяют, что эти названия гор и рек указывают на многочисленные месторождения золота в Привишерье, другие утверждают, что в основе названий — легенды о несметных золотых залежах, а Д. Ф. Юрьев пишет, что гора Золотая на левом берегу Вишеры названа, «вероятно, по желтоватому цвету ее».

 

 

 

 

 

 

 

 

Помяненный Камень, иначе Колчимский Камень

гора (780 м) в западных предгорьях Урала на левобережье Вишеры, примыкает с В к южной оконечности гряды Полюдов кряж. На горе очень много скал-останцов.

Вблизи горы Колчимский Камень берут начало две реки с названием Колчим — притоки Вишеры и Язьвы. Гора получила одно из своих названий по этим речкам, и уже в конце XIX столетия в специальной литературе по геологии Привишерья встречалось двойное название — Помяненный (Колчимский) Камень. Происхождение двойного названия хорошо объяснено И. Я. Криво-щековым, который указывает, что эту гору вишерцы и колвинцы называют Помяненным, а язьвинцы — Колчим-ским Камнем.

Из двух названий более древним, очевидно, является первое, упоминаемое уже в грамоте 1663 г. как Поманенная гора. Название это чисто русское, но его первоначальный смысл скрыт. Если древняя форма Поманенная гора — искажение оронима Помяненный, то в основе названия глаголы поминать, помянуть, и оно, возможно, связано с какими-либо поверьями (ср. поминки, помин и т. д.). Если же форма Помяненный появилась позднее, а сначала существовал топоним Поманенная гора, то в основе глагол (по)манить с более поздним переосмыслением и приспособлением названия к глаголам поминать, помянуть.

 

 

 

 

 

 

 

 

Полюдов кряж

гряда в западных предгорьях (низовья Колвы и Вишеры). Протянулась с СЗ на ЮВ на 100 км от верховьев реки Вижаиха, правого притока Колвы, до горы Колчимский Камень. Наиболее значительная вершина — Полюдов Камень (529 м) возвышается на правом берегу Камы в 10 км к С от Красно-вишерска. Название Полюдов кряж предложено Э.К. Гофманом (по горе Полюдов Камень).

По широко распространенному преданию, гора Полюдов Камень названа по имени жившего некогда в этих местах богатыря Полюда, который славился своей силой. Когда чудь была побеждена и делать богатырям стало нечего, ушел Полюд в каменную гору и спит там до сих пор.

И. Я. Кривощеков неудачно пытается вывести имя Полюд из коми-пермяцких слов пель — «ухо» и удом — «поднести», что вместе якобы значит «ухо, поднесенное ближе к Вишере, к месту оседлого жительства». На самом деле имя это безусловно русское, что хорошо доказывает «Ономастикой» академика С. Б. Веселов-ского. Там упомянут новгородский боярин Полюд, убитый в 1268 г. в бою с немцами под Раковором. Фамилия Полюдов распространена в Пермской области. Там же есть и несколько деревень с названием Полюдово.

Личное имя Полюд, очевидно, связано со старым русским словом полюдье — «ежегодный объезд подвластного населения для сборов дани», можно привести еще диалектные русские слова полюдье — «люди», «народ», полюдный — «общительный», «обходительный» (о человеке).

 

 

 

 

 

 

 

 

Козмер

гора в верховьях реки Тыпыл, правого притока Косьвы, примыкающая с ЮВ к хребту Кваркуш.

Название может быть связано с мансийскими словами хоса — «длинный» и нёр — «каменный хребет», тем более что Козмер представляет собой вытянутую гребневидную возвышенность. Таким образом, этот топоним оказывается в одном ряду с мансийскими названиями Хоса-Тумп — «Длинная гора» и Хоса-Нёр — «Длинный Камень».

В одном туристском справочнике название приведено в форме Хозмер, более близкой к мансийскому источнику (Хос-Нёр, Хоса-Нёр).

 

 

 

 

 

 

 

 

Кедровый Спой

меридионально вытянутый, платообразный хребет в западных предгорьях между реками Тыпыл и Тылай, правыми притоками Косьвы (длина — около 30 км). Наиболее высокая вершина — Щучий Камень — находится в центре хребта. Это странное для горы название объясняется очень просто: у его подножья берет начало река Щучья, впадающая в Тыпыл.

Непонятное слово «спой» встречается и в других названиях хребтов Прикамья (Белый Спой, Рудянский Спой и др.) и определенно является местным географическим термином. Русское по происхождению слово спой, по словарю Даля, имеет значение «прослойка, промежный тонкий пласт». В одной работе Л. Дюпарка и Л. Мразека по геологии Прикамья читаем: «от Камской равнины до реки Косьвы... следуют друг за другом, от запада к востоку с замечательной правильностью и однообразием цепи гор, общее направление которых почти совпадает с северо-южным. Это длинные, покрытые лесом горные хребты с неопределенными и мягкими очертаниями, без ясно выраженных вершин». И далее авторы указывают, что первый из этих хребтов носит название Белый Спой. Таким образом, значение термина спой — «покрытый лесом длинный горный хребет без ясно выраженных вершин, идущий параллельно другим таким же водораздельным хребтам».

По сообщению И. Я. Кривощекова, Кедровый Спой получил название по обилию растущих на нем кедров.

 

 

 

 

 

 

 

 

Чердынский Камень

гора на правом берегу Косьвы в 15 км к 3 от южной оконечности хребта Кедровый Спой. Высота — 937 м.

Название связано с именем города Чердынь, важнейшего  политического,  экономического  и  культурного центра Урала эпохи феодализма, но конкретнее причина наименования не установлена.

 

 

 

 

 

 

 

 

Молчанский Камень

гора (714 м) в 35 км к З от Чердынского Камня в междуречье левых притоков Яйвы — рек Кадь и Чикман.

Названа по ныне не существующей деревне Молчан, находившейся в 15 км к ЮВ от Молчанского Камня.

 

 

 

 

 

 

 

 

Чикманский Камень

гора в 6 км южнее Молчанского Камня. Названа по левому притоку Яйвы реке Чикман и населенному пункту Чикман.

Няровский Камень

гора в вершине реки Няр, правого притока Косьвы. Название дано по реке Няр.

Белый Спой

, почти меридионально вытянутая возвышенность длиной до 40 км между Чаньвой, левым притоком Яйвы, и Косьвой.

О термине «спой» см. Кедровый Спой. Цветовое определение белый, возможно, связано с цветом горных пород, поскольку Белый Спой сложен белыми и желтыми кварцевыми песчаниками.

 

 

 

 

 

 

 

 

Дикарь, или Дикарь-Камень

гора на правом берегу Косьвы в 11 км на ЮЮЗ от горы Чердын-ский Камень.

Название дано местными русскими жителями, издавна поселившимися по так называемой Бабиновской дороге, которая на участке между бывшими селениями Растес и Верхняя Косьва проходит у южного склона горы Дикарь. Первоначально, видимо, Дикий Камень, то есть труднодоступная гора в глухом месте. Смысл названия хорошо раскрывается при сравнении с наименованием лежащей ближе к Растесу более пологой и низкой горы Домашний Камень, северную часть которой пересекает Бабиновская дорога.

 

 

 

 

 

Растесский Камень

гора в 15 км к ЮЮВ от Дикаря. Поныне не существующему селу Растес, которое находилось в 10 км к СВ от Растесского Камня. Это село возникло в XVII в. на Бабиновской дороге. Раньше обычно писали Ростес (Ростесское) и Ростесский (Ростесной) Камень. Путешественник XVIII в. И. И. Лепехин указывал, что это «название... от ростеса или рассека лесов первобытной сибирской дороги». В словаре Даля растес или ростес — «разруб», «проруб», «выруб».

Кырьинский Камень

гора в 9 км к ЮВ от Растесского Камня в междурачье Косьвы и ее левого притока реки Кырья, по которой и дано название. Ср. Кир-Камень.

Ослянка

в источниках XVIII—XIX вв.— Ослян-ский Камень, меридиональный горный массив на левобережье Косьвы протяженностью до 15 км с высотой 1119 м. С востока и севера его огибает река Ослянка, левый приток Косьвы.

Для толкования этого названия важно, что и в Чусовую впадает речка Ослянка, берущая начало у незначительной горы Ослянка, а на берегах Чусовой находятся населенные пункты Нижняя и Верхняя Ослянка. Видимо, первичны в обоих случаях все же назпания речек, тем более что есть еще речка Ослянка, левый приток Нейвы, и, по материалам И. Г. Гмелина, две речки Ослянки в бассейне Подкамекной Тунгуски в Сибири. Это доказывается и старинной формой Ослянский Камень (ср. Кырьинский Камень, Лялинский Камень и другие названия гор, образованные от наименований рек).

Название Ослянка — русского происхождения. Оно образовано от старинного слова осла — «оселок», «точильный камень». Гмелин пишет: «А словут те речки Ослянки для того, что в них каменные оселки, что ножи точат».

 

 

 

 

 

 

 

 

Одинокая, также Одинокий Камень

гора в 3 км к ЮВ от Ослянки. Эта видная издалека островерхая вершина явно получила название по своему обособленному положению.

Басеги

меридионально вытянутый хребет между верховьямиУсьвы и ее левого притока Вильвы в 20 км южнее горы Ослянка. Различают вершины Северный, Средний (это самая высокая точка — 994 м) и Южный Басег. Длина хребта — около 30 км.

Заманчиво сравнить с коми-пермяцким басок «красивый», тем более что Басеги действительно красивы. Но как объяснить в этом случае происхождение конечного «г» в Басег? Кроме того, коми-пермяцкое слово басок не может быть особенно древним, так как оно заимствовано из северорусского баской — «красивый».

Другой путь таков. В Усьву слева впадают речки Большой и Малый Басег. Скорее всего они названы по хребту, но есть какой-то шанс, что, наоборот, имя перенесено на хребет. Тогда бас — «красивый» (известен и такой вариант этого слова), а ег — закрепившаяся в топонимии форма древнепермского слова юг — «река» (современное коми-зырянское «ю»).

Против этих обоих предположений гидроним Босек (приток Усьвы), засвидетельствованный в «Чертежной книге Сибири» С. У. Ремезова, и коми-пермяцкая фамилия Босегов, образованная от древнепермского имени Босег. Если Басеги из Босеги, то первоначальным могло быть название «Камень Босега», «Босегов Камень» с последующим переходом названия во множественное число (на Басегах несколько вершин) и опущением географического термина.

 

 

 

 

 

 

 

 

Хариусная, или Хариусный Камень

в местном произношении также Харьюзная, Харьюзный Камень, гора в 15 км восточнее вершины Средний Басег в верховьях левых притоков Усьвы речек Большой и Малой Хариусных. Высота — 861 м. Гора получила название по речкам, в которых водится рыба хариус.

Мясной Кряж, также Мясной Камень

Мясная, гора в верховьях Усьвы и Вильвы между горой Хариусная на севере и хребтом Хмели на юге. На южном склоне горы берет начало речка Мясная, приток Вильвы. Трудно сказать, что первично — название горы или реки, вообще же такие названия встречаются часто: коми Яйва — «Мясная вода», Яйю (на Полярном Урале) — «Мясная река», татаро-башкирское Иткуль — «Мясное озеро» и т. п., они указывают на обилие «мяса» в данном месте: «зверя» — лося, дичи, рыбы.

Хмели

хребет с горами Большие и Малые Хмели на водоразделе верховий Усьвы, Вильвы и Койвы. В фиксациях конца XIX — начала XX в. Хмелевские горы, Хмелевые горы, Хмельки. Главная вершина — гора Большие Хмели (764 м) в 15 км на ЮЮВ от горы Хариусной. Здесь же течет речка Хмели, приток Вильвы.

Название связано с русским словом хмель, но конкретная причина наименования неизвестна: слово обозначает многие дикие растения, есть антропонимы от слова хмель (ср. фамилию Хмелев), поэтому определить причину  появления  такого топонима  затруднительно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Восточная часть от верховьев реки Ивдель до горы Качканар

 

Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп и Мань-Хап-Хартнэ-Тумп

две горы к СЗ от верховья реки Ивдель. В переводе с мансийского языка соответственно «Большая гора, где перетаскивают лодки», и «Малая гора, где перетаскивают лодки». Здесь когда-то был волок из бассейна Вишеры в бассейн Лозьвы.

Нятай-Тумп

гора к 3 от верховья реки Ивдель в 10 км на СВ от хребта Мартай. Мансийское название, означающее в переводе «Гора позднего олененка» (нята, нятай — «позднорожденный олененок»). В картографических источниках встречается искажение — Пятый Тумп.

Мартай

хребет (до 1129 м) в верховьях реки Вёлс в 10 км к В от хребта Чувальский Камень. Так как манси называют эту гору Лялянгк, топоним Мартай может принадлежать другому народу, скорее всего коми. А поскольку на картах и в специальных исследованиях XIX —начала XX в. фигурирует всегда Мортай-ский Камень, Мортай, Мортайка, исходить надо из звукового комплекса Мортай, который членится на коми морт — «человек» и ай — «самец», «отец». В этом случае перед нами антропоморфический образ, хорошо известный в оронимии разных народов, особенно у манси: гора воспринимается как каменный человек (ср. Нёр-Ойка, Пай-Ер).

Словарный состав коми языка подтверждает возможность такого объяснения, при этом обнаруживаются интересные детали: в коми языке есть слова айморт — «человек», «мужчина» и фольклорное мортайпи — «жених» (морт — «человек», ай — «отец», «мужчина», пи — «сын»), первоначально, как установил один из авторов «Краткого этимологического словаря коми языка» Е. С. Гуляев, «сын чужого отца», так как коми слово морт может иметь оттенок значения «посторонний, чужой человек».

Это открывает совершенно новые пути для толкования образного наименования хребта. Если Мортай — «Чужой отец», или «Чужой мужчина», то надо вспомнить и мансийское название хребта Лялянгк, которое, правда, не без сомнения, членится на ляль — «противник», «враг» и янгк — «болото» (так называют на Северном Урале некоторые горы с гольцовой тундрой, ср. Тумп-Янгк). Вряд ли надо доказывать, что слова чужой и враг в древности были почти тождественны по значению. Остается добавить, что левый приток Вёлса река Ля-лянгкъя по-русски именуется ручьем Заблудящим, а гора на правой стороне Вёлса юго-западнее Мартая — Пропащей, или Пропащенским Камнем. Названия поразительно единодушны в отрицательной оценке места.

Достойно упоминания также, что острую (но не самую высокую) коническую вершину на этом хребте манси  называют  Ялпынг-Сяхыл — «Священная  гора».

Переделка в Мартай должна быть отнесена к картографическим ошибкам.

Могут быть предложены, однако, и другие версии происхождения этого интересного названия. Прежде всего любопытные данные находим у ботаника П. Н. Крылова: оказывается, по рассказам стариков, в устье реки Мортайка, впадающей в Вёлс, некогда жил вогул Мартын. Не могло ли в таком случае быть первичным название реки, которое реконструируется как мансийское Морт-Ойка, т. е. «Старик Морт»? В дальнейшем уже на русской почве Морт-Ойка стал Мортайкой с переразложением слова и выделением в нем русского суффикса (Мортай-ка). В то же время русская народная этимология могла сделать из «Старика Морта» вогула по имени Мартын. Ороним Мортайский Камень, если принять эту версию, должен рассматриваться как производное от названия реки, что бывает часто.

Еще интереснее сведения, которые находим на карте Регули, где фигурирует гора Ялянг (т. е. Лялянг) или Моротайка (т. е. Мортайка). Регули всюду искал манси и мансийские слова. Не записал ли он в таком случае два мансийских названия одного объекта? Если так, то вторично название реки, а наименование хребта, восстановленное в виде Морт-Ойка, может быть истолковано как «Южный старик» (мансийское морт, мортим — «южный»). Мартайский хребет действительно находится в южной части Северного Урала.

Таким образом, перед нами очень интересное название, и пока трудно сказать, какая из этих версий ближе к истине.

 

 

 

 

 

 

 

 

Xоза-Тумп

узкий водораздельный хребет меридионального направления между верховьями рек Ив-дель и Шегультан (длина — 50 км). Название мансийского происхождения и означает в переводе «Длинная гора» (хоса — «длинный», тумп — «отдельная плосковершинная гора»).

Наиболее значительная вершина — гора Ракт-Сори-Сяхыл, то есть «Гора с глиняной седловиной» (мансийское ракт — «глина», сори — «седловина», сяхыл — «гора»), находящаяся на северном конце хребта.

В записи И. Н. Глушкова — Хос-Тумп, или Фоминский Камень.

 

 

 

 

 

 

 

 

Белый Камень

хребет меридионального направления в верховье правого притока Улса реки Кутим в 10 км к СЗ от южного конца хребта Хоза-Тумп. На хребте несколько пирамидальных вершин.

Цветовое определение «белый» могло быть дано по разным причинам (долго держится снег, породы белого цвета,  переносно  в  значении  «чистый»,  «хороший»" и т. п.). Конкретный повод не установлен.

 

 

 

 

 

 

 

 

Кент-Нёр

почти меридиональный по направлению хребет на левом берегу реки Ивдель в 12 км к В от северного конца хребта Хоза-Тумп.

Название мансийского происхождения и означает в переводе «Шапка-Камень» (кент — «шапка», нёр — «каменная гора», «хребет»). Существует легенда, что на этой горе мансийский пастух во время погони за оленями потерял свою шапку. Однако это скорее всего уже позднейшее осмысление названия. Здесь, видимо, метафора: гора по форме напоминает шапку.

 

 

 

 

 

 

 

 

Тарыг-Нёр

меридиональный хребет на правом берегу реки Ивдель между хребтами Кент-Нёр и Шемур.

Мансийское название, означающее в переводе «Журавлиный Камень» (тарыг с долгим «а» — «журавль», нёр — «каменная гора», «хребет»). Ср. название горы Журавле в Камень к С от хребта Денежкин Камень.

 

 

 

 

 

 

 

 

Шемур

хребет непосредственно к Ю от Тарыг-Нёра и в 20 км севернее хребта Денежкин Камень. В диалекте верхнелозьвинских манси Сэм-Ур (из более полной формы Сэмыл-Ур), что означает «Черная гора» (Шемур — западномансийский вариант). В старину местное русское население иногда называло этот хребет Черными горами. В документе 1775 г. фигурирует как Шемелур, так и Черная гора.

Денежкин Камень

отдельный хребет на восточном склоне Урала (1492 м) в верховьях реки Сосьвы (Южной) в 40 км к СЗ от города Североуральска. Назван по имени манси Андрея Денежкина, который в середине XVIII столетия жил в становище по реке Сосьве и упоминается П. С. Палласом: «Над Сосвою близ юрт богатого вогульца Денежкина».

Манси называют этот массив Ось (ся)-Тагт-Талях-Нёр-Ойка или Ось(ся)-Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка, то есть или «Святой хозяин гор верховья Южной Сосьвы», и рассказывает легенду, что раньше этот «нёройка» жил в районе озера Турват, но он мешал манси ходить по Уралу, поэтому могучий Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка — «Святой хозяин гор верховья Северной Сосьвы» отправил его подальше на юг. Так и возник Денежкин Камень, а на месте его прежнего местопребывания появилось озеро Мань-Ялпынг-Тур («Малое Святое озеро»), или Малый Турват.

В массиве Денежкин Камень и его ближайших окрестностях выделяют целый ряд вершин и отрогов. Таковы части Денежкина Камня: Кулаковский увал, Белкин-ский увал, Шарпинские сопки, Пихтовый увал, Вересовый увал, Желтая сопка, Горелая сопка, Чащевитая сопка; отдельные возвышенности — Журавлев Камень, Елов-ский увал, Оленья сопка, Кривинская сопка. Все эти оро-нимы русского происхождения. В некоторых случаях названия даны по растительности: Пихтовый увал, Вересовый увал, Горелая сопка (завалена горелым лесом; как указывает Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, исследовавший эти места в конце XIX в., «мы согласились называть ее «Горелой сопкой»), Чащевитая сопка (поросла густым мелким лесом, отсюда и название). Часть оронимов образована от гидронимов: Кривинская сопка от названия левого притока Сосьвы реки Крив, Еловский увал — от речек Еловок, Шарпинские сопки — от реки Сухой Шарп.

Особого замечания заслуживает название западного отрога Денежкина Камня — горы Желтая сопка. Эта сопка сложена дунитами, а, как пишет исследователь Денежкина Камня геолог Е. П. Молдаванцев: «На поверхности дунит легко распознается даже издали по характерной буро-желтой корке выветривания, переходящей иногда в оранжевый или красноватый цвета».

 

 

 

 

 

 

 

 

Поясовой Камень

меридионально вытянутая часть Уральского хребта длиной более 40 км к ЮЗ от массива Денежкин Камень (наиболее значительная вершина — 1415 м). Этот хребет почему-то не получил, по крайней мере у русских, оригинального названия и именуется Поясовым Камнем, как иногда называют весь Уральский хребет. Пока не установлено, кто дал такое наименование — местные жители или топографы. Если местные жители, то это представляет значительный интерес.

Казанский Камень

гора в самой вершине реки Вагран, примыкающая с юго-запада к хребту Поясовой Камень. В некоторых источниках именуется Сосьвинским Камнем. Это название перенесено с находящегося в истоках Сосьвы (Южной) Сосьвинского Камня и невысокого Сосьвинского хребта, идущего параллельно Поясо-вому Камню с восточной стороны.

Ороним Казанский Камень связан по происхождению с названием бывшего прииска Казанского.

 

 

 

 

 

 

 

 

Кумба

гора (921 м) в междуречье Колонги и Вагра-на западнее города Североуральска. По-мансийски хумп, кумп — «волна». Метафора по сходству формы: Двуглавая Кумба действительно напоминает собою волну. Северная вершина Кумбы называется Острая гора, Южная — Золотой Камень. Есть, однако, осложняющее обстоятельство. П. С. Паллас пишет: «Удаляясь от Колонии, усмотрел я пред собою между оныя и Ваграна лежащую превысокую гору вогульцами Коюмб, а россиянами... Острой камень называемую». В «Горном журнале» середины XIX в. неоднократно приводится как форма Кумба, так и Коюмба.

Если форма Коюмб(а) более или менее точно передает мансийское звучание названия, то его связь с мансийским кумп становится сомнительной. Тем не менее Кумба скорее всего мансийский ороним. Неслучайно геолог Г. П. Гельмерсен писал, что русские часто именуют Кумбу Вогульской горою.

 

 

 

 

 

 

 

 

Чёртова Банька

гора в 33 км на ЗЮЗ от Северо-уральска на южном конце хребта Еловая Грива, высокая, крутая и покрытая лесом. Метафора, указывающая на труднодоступность горы.

Ольвинский Камень

гора (1041 м) в верховьях Каквы и ее левого притока Ольвы в 20 км к ЮЗ от горы Чертова Банька. Название дано по реке Ольва.

Буртым, гора в 20 км к Ю от Ольвинского Камня (1150 м). Возможно, по речке Буртымка, притоку Каквы. Поскольку есть речка Буртым (Буртымка), приток Верхней Мулянки, близ Перми, можно думать о происхождении оронима из коми-пермяцкого языка (ср. Бурдома шор — «Мутная речка» в коми-пермяцком словаре Н. А. Рогова). Однако название горы Буртым появляется на картах в XX в., а в источниках прошлого столетия фигурируют гора и речка Кыртым (в коми-пермяцком языке кортом — «невкусный»). Как произошла эта метаморфоза, пока не установлено.

 

 

 

 

 

 

 

 

Конжаковский Камень

самая высокая гора в Свердловской области—1569 м. Находится в 50 км на ЗЮЗ от Карпинска между верховьями Лобвы и ее левым притоком рекой Иов. Конжаковский Камень вытянут с 3 на В почти на 20 км. Э. К. Гофман указывает, что эта гора получила название по имени вогула Конжакова, «который у подножья ее имел некогда свою юрту и занимался на ней охотой».

Тылайский Камень

юго-западный отрог горы Конжаковский Камень (1470 м). Название дано по протекающей у западного подножия горы реке Тылай, правому притоку Косьвы.

Катышер

также Катышерский Камень, гора между Тылайским и Косьвинским Камнями прямо к Ю от горы Тылайский Камень. Между горой Катышер и Тылайским Камнем начинается речка Катышер (коми шор — «ручей»), по которой гора и получила свое название.

Косьвинский Камень

гора в верховьях реки Косьвы, левого притока Камы. Эта вершина (1519 м) — вторая по высоте в Свердловской области — расположена в 13 км на ЮЮВ от горы Конжаковский Камень. Название образовано от гидронима Косьва.

Косьвинский Камень упоминается уже в известном труде В. И. Геннина, посвященном описанию уральских горных заводов (1735 г.).

 

 

 

 

 

 

 

 

Серебрянский Камень

гора в 10 км к В от Кон-жаковского Камня (1306 м), представляющая собой его восточный отрог.

Как указывает И. И. Лепехин, Серебрянский Камень «прозывается по речке Серебрянке, из него выходящей» (левому притоку Лобвы). Фактически со склонов Сереб-рянского Камня берут начало три Серебрянки: две впадают в Лобву, одна — в Иов, приток Лобвы.

 

 

Сухогорский Камень

гора (1201 м) в междуречье Лобвы и ее правого притока Кушвы в 20 км на ЮВ от вершины горы Конжаковский Камень. Это голый скалистый кряж с останцами на вершине.

В источниках XVIII—XIX вв. всегда называется Сухой Камень. Наименование Сухогорский перенесено с находящегося рядом Сухогорского рудника (от параллельного названия Сухая гора). На новых туристских картах — Казанский Камень. И. И. Лепехин так объясняет название камня: «Название сего камня весьма сходно было с самым делом, ибо хотя он нарочито высок, однако ни малейшего ключа из него не выходит». Впрочем, в другом месте он высказывается иначе: «...гора, Сухой камень прозываемая, в сей день было нашим упражнением. Почему она Сухим камнем прозвана, не знаю, а для нас нарочито была мокра; да и самые речки, из нее вытекающие, довольно ее мокроту показывали».

Название, видимо, указывает на «сухую» (лишенную воды и растительности) вершину горы.

 

 

 

 

 

 

 

 

Семичеловечный Камень

или Семичеловечья гора, в 4 км к ЮЗ от Сухогорского Камня. На ее вершине семь отдельных скал, отсюда и название. На Среднем Урале есть подобный же ороним Семь Братьев.

Колпаки

горы в верховьях Лобвы и ее правого притока Кушвы между Семичеловечным Камнем и Пав-динским Камнем в 20 км к СЗ от рабочего поселка Павда. Горы эти имеют конусообразную форму, по которой и получили свое название.

Павдинский Камень

гора в верховьях рек Павда (приток Ляли) и Кушва (приток Лобвы) в 15 км на ЗСЗ от рабочего поселка Павда. Названа по реке Павда.

Павдинский Камень, или Павдинская гора, упоминается в трудах исследователей XVIII столетия В. И. Геннина и И. Г. Гмелина. В. Н. Татищев пишет в своем «Лексиконе» о Павлинских (Павдинских?) горах. Однако все эти исследователи под Павдинским Камнем имеют в виду Северный Урал в целом. В «Описании Тобольского наместничества» конца XVIII в. упоминается «Урал, называемый поясовой Павдинской камень». А в книге В. Н. Латкина о путешествии на Печору указывается, что Большеземельскую тундру с востока и юго-востока ограничивают «река Кара и хребет Павдинского Камня или Уральский». Употребление топонима Павдинский Камень в столь широком значении, возможно, связано с тем, что недалеко от горы с этим названием в XVII в. Проходил важнейший путь через Урал — Бабиновская дорога (Соликамск — Верхотурье).

 

 

 

 

 

 

 

 

Кушпайский Увал

гора в 10 км к В от рабочего поселка Павда. В материалах XIX в.— гора Кушпай, Куш-дайская.

 Сочетание слов куш пай можно объяснить из коми языка как «пустой пай», «пустая доля». Возможно, перед -нами отражение каких-то старинных хозяйственных отношений. В пользу происхождения названия из языка коми говорят также наименования текущих поблизости рек с характерным для коми языка топонимическим элементом «ва» — «вода»: Лобва, Елва, Кушва. Последний топоним для нас особенно интересен, достаточно сравнить Кушва и Куш-пай.

Слово пай заимствовано коми у русских: оно отмечено, например, в коми-пермяцком словаре Н. Рогова, который был издан в 1869 г. Нет ничего удивительного в том, что это давнее заимствование могло оказаться в составе коми топонима.

 

 

 

 

 

 

 

 

Лялинский Камень

гора в 20 км на ЮЗ от горы Павдинский Камень в самой вершине реки Ляля, по которой он и назван.

Магдалинский Камень

также Магдалина, Магдал инский Урал, гора в верховье реки Ис, левого притока Туры, в 23 км на ЮЮВ от горы Лялинский Камень. На горе находится заброшенный Магдалинский железный рудник. По мнению краеведа В. В. Киреева (газета «Ленинец» за 23 января 1971 г.), Магдалина — мансийское название, переосмысленное по созвучию на русский лад (например, Мателинер, где ма — «земля», тели — «мелколесье», нер — «гора», то есть «Гора с плоской, землистой вершиной, поросшей мелколесьем»). Впр очем, В. В. Киреев сам справедливо пишет, что это только предположение.

В «Горном журнале» № 2 за 1833 г. прямо говоритсяо том, что гора Магдалинская названа по находящемуся на ней железному руднику того же имени. Рудникам названия давали самые разнообразные, в том числе и по личным именам, и религиозного характера, но сейчас уже трудно сказать, имел ли в виду создатель имени евангельскую Марию Магдалину или какую-нибудь более реальную современницу, ведь Магдалина — обычное русское имя, внесенное в святцы.

 

 

 

 

 

 

 

 

Саранная, иногда Сарановская

в «Горном журнале» второй четверти XIX в. Саранный Камень — гора, в 25 км к ВКЭВ от Магдалинского Камня. Это название вряд ли стоит сопоставлять с мансийским саран — «зырянин», хотя такое сравнение напрашивается. Пожалуй, лучше его связать со словом сарана — «дикая лилия» (ее корни употребляются в пищу и используются в народной медицине).

Ребро, гора на левом берегу реки Ис примерно в 8 км к ССЗ от горы Качканар. Имеет скалистую вершину в виде узкого гребня. Метафорическое название.

 

 

 

 

 

 

 

 

Качканар

гора (878 м) в междуречье Иса и Выи, левых притоков Туры, таящая в себе богатейшее месторождение титаномагнетитов. В 1957 г. здесь началось строительство горно-обогатительного комбината, а в 1968 г. возник новый город Качканар.

Эффектна тюркская этимология: кашка, качка — «лысый», «какое-либо животное с белым пятном на лбу», нар — «верблюд». Метафора «Лысый верблюд» довольно точно характеризует гору Качканар, снизу покрытую лесом, но с голыми скалистыми вершинами. Ср. название горы Кашкабаш — «Лысая голова (вершина)» в Ар-тинском районе Свердловской области.

Довольно распространен и другой вариант тюркской версии: Качканар — «Бежавшие», «Скрывшиеся», «Беглецы» (татарское качкын — «беглец», качкыннар — «беглецы»). Обычно при этом рассказывают легенду о каких-то беглецах или затаившихся рудных жилах. В источниках XVIII в. (П. С. Паллас) гора именуется Кесканар, что заставляет вспомнить башкирское каскын-нар — «беглецы».

Название горы, может быть, и мансийского происхождения, так как по-мансийски нёр — «каменная гора», «хребет», «Урал», однако начальный компонент названия из мансийского языка объяснить пока не удалось.

Интересны названия частей Качканара: северная именуется Северный Рог, южная — Полуденный Рог. Для сравнения приведем Сюра-Из — «Рогатая гора» и Хора-Сюр — «Олений рог». Любопытно, что одна из вершин в северной части Качканара получила название Верблюд, так как она по форме очень похожа на это животное. По крайней мере, так утверждает Р. Каптиков в статье «В гостях у северного верблюда» («Уральский следопыт», 1982, № 4). Этот довод в пользу тюркской вереди.

 

 

 

 

 

 

Поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Reddit
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
-
Рейтинг@Mail.ru