Эх, заманили! (1 запись)

  • Аватар профиля Multik Multik204 пунктов в 5 г., 2 мес. назад

    Это старая туристическая песня переделанная на новый лад туристом из города Каменск-Уральский Свердловской области. Юрий Зайков так удачно переделал текст, что по сути получилась совершенно новая песня, а его шестилетний сынишка Сёма очень талантливо исполнил ее. Песня пошла в народ,  также была лауреатом детской "Груши" и других фестивалей.

     

    ЭХ, ЗАМАНИЛИ!

    Песня маленького туриста

    Авторский вариант Юрия Зайкова


    Я помню: первый раз пошёл в поход.
    G C A7
    Насильно взяли папа меня с мамой.
    Dm E7 F A7
    И целый день – прикрывшийся панамой-
    Dm E7 Am
    мы всё ползли, куда сам чёрт не разберёт.
    Как проклятые шли мы без дорог
    и я холодным потом обливался,
    под рюкзаком от тяжести склонялся
    и всё шептал, присевши на пенёк:
    E7 Am
    «Эх, заманили, ох, заманили!
    A7 Dm
    Повесили на спину такой большой рюкзак!
    E7 F A7
    И гадостью какой-то накормили,
    Dm E7 Am
    а из палатки я не выбрался никак».
    И я сказал себе: «Ведь я не идиот
    и заманить меня вам больше не удастся».
    «Пойдём, - сказали мне, - на лодочке кататься».
    Так я попал в байдарочный поход.
    И понял я, что мне опять не повезло.
    Промок, замёрз. А у них водки, хоть залейся!
    Сказали: «На, сыночек, отогрейся».
    И дали в руки мне огромное весло.
    Ох, заманили, ох, заманили!
    Повесили на спину такой большой рюкзак!
    И гадостью какой-то накормили,
    что из палатки мне не выбраться никак.
    Потом купили мне велосипед
    и научили кое-как кататься.
    Пришлось в походе две недели проболтаться:
    «Крути педали! – мне кричали, - карапет!»
    И я крутил их со слезами на глазах,
    а вечерами пел им песни про дорогу,
    а у меня уже давно болели ноги
    и попа вся была в кровавых волдырях.
    Ох, заманили, эх, заманили!
    Повесили на спину такой большой рюкзак!
    И гадостью какой-то накормили,
    что из палатки я не выбрался никак.
    Сказали мне: «Так ты – турист уже, чувак,
    а красотой уральских гор не любовался!»
    Так я опять на уговоры их поддался
    и, как дурак, пошёл на лыжах на Конжак.
    В гробу я видел красоту Уральских гор!
    Месил сугробы я, как тесто мама Люба.
    Мороз за 30! Я чуть-чуть не дал там «дуба»,
    спасаясь тем, что был на печке кочегар.
    Ох, заманили, ох, заманили!
    Повесили на спину такой большой рюкзак!
    И гадостью какой-то накормили,
    что из палатки мне не выбраться никак.
    И больше никуда я не пойду!
    Я с рюкзаком проклятым распрощался.
    На компасе, как на кресте, поклялся,
    что лучше буду я гореть в аду!
    Но не могу покоя я найти.
    Зовут к себе бескрайние просторы.
    Теперь готов я подниматься в горы
    и на Байкал под парусом идти.
    Ох, позовите, ох, позовите!
    Рюкзак огромный я готов нести.
    И гадостью какой-нибудь кормите.
    Я из палатки научился выходить!

     

    Так поют эту песню сегодня, а в семидесятые годы в Перми родился ее оригинал, и какое-то время был популярен в туристской среде. Со временем песня подзабылась, но лет шесть назад благодаря Сёме Зайкову обрела второе рождение.

     

    Первоначальный вариант песни:

    Сергей Беляев
    ЭХ, ЗАМАНИЛИ!

    Вот, помню, первый раз пошел в поход –
    Ох, увлекли знакомые ребята.
    Мы по тайге с рассвета до заката
    Все шли. Куда? – Сам черт не разберет!

    Как проклятые, шли мы без дорог.
    И я соленым потом обливался,
    Под рюкзаком от тяжести шатался,
    И все стонал, присевши на пенек:

    «Ох, заманили! Эх, заманили !
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    Зачем же сразу не предупредили ? -
    Такого я не ожидал никак !»

    В палатке ночью вымок и продрог,
    Не мог я даже шевельнуть ногою,
    В тоске об елку бился головою
    И убежать пытался, но не смог.

    Потом, рюкзак от злости укусив,
    Пошел, воюя насмерть с комарами.
    С тоскою думал о родимой маме
    И, как молитву, все твердил мотив:

    «Ох, заманили! Эх, заманили !
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    И гадостью какой-то накормили,
    А ночью выход не нашел никак
    Я из палатки. Ох, заманили,
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    Зачем же сразу не предупредили ? -
    Такого я не ожидал никак !»


    Мы лезли к облакам, спускались вниз,
    И медленно тянулись дни за днями.
    На солнце сохли, мокли под дождями,
    И, наконец, куда-то доплелись.

    Куда - уже не помню, как в бреду.
    Я с рюкзаком пролклятым распрощался,
    На компасе как на кресте поклялся,
    Что ни-ку-да я больше не пойду!

    «Ох, заманили! Эх, заманили !
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    Зачем же сразу не предупредили ? -
    Такого я не ожидал никак !»

    С тех пор в поход не раз уже ходил,
    Мне все давно привычно и знакомо.
    Недавно новичка сманил из дома,
    Он никого не трогал – тихо жил.

    И снова шли сквозь чащи без дорог,
    И он, как я когда-то, чертыхался,
    Под рюкзаком от тяжести шатался,
    И все стонал, присевши на пенек:

    «Ох, заманили! Эх, заманили !
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    И гадостью какой-то накормили,
    А ночью выход не нашел никак
    Я из палатки. Ох, заманили,
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    Зачем же сразу не предупредили ? -
    Такого я не ожидал никак !»

    Он тоже начал биться головой,
    Потом рюкзак свой укусить пытался
    И в грудь себе стучал, и тоже клялся,
    Что, мол, в походы больше – ни ногой !

    Но я ему сказал тогда: «Чудак!
    И я когда-то также зарекался,
    Но с этими туристами связался -
    Теперь иначе не могу никак!»

    «Ох, заманили! Эх, заманили !
    Одели на плечи такой большой рюкзак.
    Когда-то сразу не предупредили -
    Теперь иначе не могу никак !»

    1977 г.

← Форум группы   Все форумы К последней записи
Постов на странице:

Вы автоматически вступите в эту группу, когда ответите в теме.

Добавить ответ:

-
Рейтинг@Mail.ru